Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Ольга Тогоева

ИСТИННАЯ ПРАВДА

К оглавлению

Глава 6

Блудница и город

Где сила, мужество и мощь моя?

Бежали наши - их не удержать.

Их гонит эта женщина в доспехах.

В.Шекспир. Генрих VI

Процесс Марион ла Друатюрьер помог нам обратить внимание на одно важное обстоятельство: в уголовном праве конца XIV в. понятия «проститутка» и «ведьма» оказывались связаны теснейшим образом, причем второе обвинение часто основывалось на первом. Марион, подозреваемая в убийстве своего любовника, отказавшегося жениться на ней, была признана «женщиной с дурной репутацией», а затем объявлена колдуньей и послана на костер.

Попытка ответить на вопрос, насколько устойчивой для средневекового правосознания была связь между обвинениями в проституции и колдовстве, привела нас к другому - знаменитому - процессу, состоявшемуся в Руане в 1431 г. Процессу над Жанной д'Арк, в материалах которого также нашлись статьи, посвященные проституции. История, якобы произошедшая с Жанной, была очень похожа на обвинение, выдвинутое сорока годами раньше против Марион ла Друатюрьер. Напомню еще раз, как излагал дело прокурор трибунала Жан д'Эстиве:

«VIII. Также Жанна, когда ей было примерно 20 лет, по своему собственному желанию и без разрешения отца и матери, отправилась в город Нефшато в Лотарингии и на какое-то время нанялась на службу к содержательнице постоялого двора по имени La Rousse. Там постоянно собирались женщины дурного поведения, и останавливались солдаты. Жанна также жила там, иногда общалась с этими женщинами, иногда водила овец на пастбище и лошадей на водопой…

IX. Также Жанна, находясь там в услужении, привлекла к церковному суду города Туля некоего юношу, обещавшего на ней жениться. Для участия в процессе она несколько раз ездила в Туль… Этот юноша, поняв, с какими женщинами она знается, отказался взять ее в жены. Он умер, и это дело до сих пор не закрыто. А Жанна с досады оставила затем упомянутую службу»1.

То, что д'Эстиве вел речь именно о проституции, не вызывает никаких сомнений. В тексте статей присутствовали, пожалуй, все необходимые для подобного обвинения компоненты: постоялый двор, слишком часто в средние века становящийся публичным домом; проживающие там проститутки; их вечные клиенты - солдаты; репутация самой героини, безвозвратно испорченная таким соседством2. Даже прозвище хозяйки - La Rousse (Рыжая) - свидетельствовало о том, что перед нами - женщина недостойного поведения, проще говоря, сводня3.

Обвинение Жанны д'Арк в проституции уже становилось однажды предметом специального рассмотрения. Пытаясь понять, почему оно исчезло из окончательного приговора, американская исследовательница Сьюзен Шибанофф отмечала, что оно никак не соответствовало основной статье обвинения - ношению Жанной мужского костюма (трансвестизму). Как полагала С.Шибанофф, сознательно выбрав мужской наряд, Жанна, с точки зрения судей и в глазах современников, перестала быть женщиной, превратившись в мужчину. Как женщину ее стали воспринимать снова лишь незадолго до казни. Т.о. судьи, сделав особый упор на мужском костюме, ношение которого в конце концов послужило формальной причиной для вынесения смертного приговора, отказались от

1 PC, 1, 200-201: "VIII. Item dicta Iohanna, circa vicesimum annum etatis eius, propria voluntate et absque licencia dictorum patris et matris, transivit ad villam Novocastro in Lotharingia et ibidem servivit per aliqua tempora cuidam mulieri hospite nuncipate La Rousse, ubi morantur continue iuvenes plures mulieres incontinentes et eciam hospitantur ut plurimum gentes guerre. In quo hospicio dicta Iohanna sic commorans aliquando stabat cum dictis mulieribus, aliquando ducebat oves ad campos, et equos aliquando ducebat ad aquatum…. IX. Item dicta Iohanna, exsistens in dicto servicio, traxit in causam coram officiali Tullensi, causa matriminii, quendam iuvenem, in prosecucione cause pluries eundo ad dictam civitatem Tullensem… Qui quidem iuvenis sciens eam conversatam esse cum dictis mulieribus, renuens eam desposare, decessit pendente processu. Ex quo dicta Iohanna, ex impaciencia, recessit a dicto servicio".

2 В данном случае речь шла о т.н. оседлых (т.е. постоянно проживающих в одном месте) проститутках. О различиях между деревенскими и городскими, оседлыми и бродячими, «банными» и «секретными» проститутками во Франции XIV-XV вв. см.: RossiaudJ. Op.cit.

3 Любопытно, что точно такое же прозвище встретилось мне в материалах одного ведовского процесса, проходившего в 1498 г. в Доммартене. Некая Изабель Пера заявила на следствии, что при вступлении в секту она отказалась отречься от Богородицы, чего настойчиво добивался от нее Дьявол. Тем не менее, она много раз участвовала в шабаше, где члены секты обзывали Богородицу "La Rousse". Опубликовавший это дело Лоранс Пфистер отмечает, что рыжий цвет волос всегда имел негативные коннотации (Pfister L. Op. cit. P. 70). Об отрицательном отношении к рыжему цвету в средние века см. также: Pastoureau M. Rouge, jaune et gaucher. Note sur l'iconographie medievale de Judas // Pastoureau M. Couleurs, images, symboles. P., 1989. P. 69- 83.

первоначальной идеи видеть в Жанне обычную проститутку. Соответственно, обвинение в проституции было снято как неважное и ненужное4.

Наверное, такое ясное и понятное объяснение судейской логики вполне могло удовлетворить любого исследователя, если бы не одно «но». При внимательном изучении окончательного приговора по делу Жанны д'Арк становится понятно, что обвинение в проституции никуда из него не исчезло - мало того, оно занимало в нем почетное первое место: «…когда ей было примерно 17 лет, она покинула отчий дом против воли родителей и примкнула к солдатам, проводя с ними день и ночь и почти никогда не имея подле себя никакой иной женщины»5.

Интересным представляется и следующее обстоятельство. Обвинение в проституции встречалось у д'Эстиве не только в начале списка, он обращался к нему снова в статье LIV: «Также Жанна бесстыдно жила с мужчинами, отказываясь от компании женщин, принимая услуги только от мужчин, от которых она требовала, чтобы они помогали ей как в интимных надобностях, так и в ее тайных делах, чего никогда не происходило ни с одной целомудренной и благочестивой женщиной»6. Эта статья смотрелась несколько странно в окружении обвинений, носящих, как мы увидим дальше, в основном религиозный характер. Кроме того, она была явно связана с предыдущей статьей, касающейся военной карьеры Жанны: «Также против воли Господа и святых Жанна высокомерно и гордо присвоила себе главенство над мужчинами, выступая в качестве военачальника и предводителя армии…»7.

Очевидно, что обвинению в проституции на процессе Жанны д'Арк придавалось гораздо больше значения, чем полагала Сьюзен Шибанофф. Его появление в списке д'Эстиве не могло выглядеть случайным, поскольку затем оно

4 SchibanoffS. True Lies: Trasvestism and Idolatry in the Trial of Joan of Arc // Fresh Verdicts on Joan of Arc / Ed. by B.Wheeler, C.T.Wood. N.-Y.; L., 1999. P. 31-60.

5 PC, 1,291: "….sine scitu et contra voluntatemparentun suorum, dum esset etatis septemdecim annorum vel eocirca, domum paternam egresse fuit ac multitudini hominum arma sequencium sociata, die nocteque cum eis conversando, nunquam aut raro aliam mulierem secum habens".

6 РС, 1, 263: "Item ipsa Iohanna inverecunde incessit cum viris, recusans habere consorcia aut obsequia mulierum, sed tantum virorum, quos sibi servire voluit in officiis privatis camere sue et suis secretis rebus. Quod nunquam de aliqua muliere pudica et devota visum est vel auditum".

7 РС, 1, 262: "Item, contra precepta Dei et sanctorum, dicta Iohanna assumpsit sibi presumptuose et superbe dominacionem in et supra viros, se constituendo caput et ducem exercitus aliquando numerosi XVI millium virorum".

было почти дословно воспроизведено в первой статье окончательного приговора8 . Странным казалось лишь то, что на церковном процессе о впадении в ересь особое внимание было уделено вполне светскому преступлению.

Откуда могло возникнуть подобное обвинение и на чем оно базировалось? Какой информацией о девушке воспользовался прокурор трибунала для его составления? Не было ли оно на самом деле связано с военными свершениями

Жанны д'Арк? На эти вопросы я и попыталась ответить.

***

Первое, что необходимо было сделать - изучить весь список д'Эстиве и попытаться сгруппировать содержащиеся в нем 70 статей обвинения по основным затронутым в них темам.

Список, составленный прокурором трибунала и зачитанный Жанне 27 и 28 марта 1431 г., начинался, как это было принято в подобных случаях, с утверждения полномочий присутствовавших на процессе судей как в уголовных делах, так и в делах веры (статья I).

Однако очень быстро9 - уже со второй статьи - д'Эстиве переходил к конкретным обвинениям в адрес Жанны. И самым первым, что ей инкриминировалось, было колдовство: «Также эта обвиняемая творила и изготовляла многочисленные зелья, распространяла суеверия, предсказывала будущее, позволила почитать себя и поклоняться себе, она вызывала демонов и злых духов, советовалась с ними, водила с ними знакомство, заключала с ними договоры и соглашения, которыми затем пользовалась…»10. Тема колдовства последовательно развивалась в статье IV, где говорилось, что «магическим искусствам», ремеслу предсказаний и наведению порчи Жанна обучилась у старых женщин в своей родной деревне, жители которой с давних времен были известны

8 В этой связи особенно любопытно мнение Колетт Бон, считающей, что обвинения Жанны в проституции не заслуживают внимания исследователей, «поскольку известно, что она была девственницей» (Beaune C. Jeanne d'Arc. P., 2004. P. 257). Таким образом французская исследовательница отказывается видеть в данных статьях обвинения более глубокий, символический смысл.

9 Для сравнения: на процессе Жиля де Ре 1440 г. в списке предварительного обвинения, состоящего из 49 статей, утверждению полномочий судей было посвящено 14 первых статей: Bataille G. Op.cit. P. 206-221.

10 PC,1,193: "…dicta rea….quamplura sortilegia et supersticiones fecit, composuit, miscuit et ordinavit; divinata est, et se permisit adorari et venerari; et demones ac malignos spiritus invocavit, eos consuluit, cum eis frequentavit pactaque, tractatus et converciones iniit, fecit et habuit et eis usa est".

занятиями колдовством11. Последнее обстоятельство подтверждалось статьями V и VI, повествующими о «чудесном дереве» и об источнике, где, по слухам, обитали злые духи, именуемые Феями, и куда местные жители - в том числе и Жанна д'Арк - приходили ночью танцевать и петь, а также вызывать демонов и творить свои

1 'У

злые дела12 . Статья VII завершала тему колдовства: здесь рассказывалось о мандрагоре, которую Жанна иногда «имела обыкновение носить на груди, надеясь с ее помощью обрести богатство»13 .

Эта статья вызывает особый интерес, поскольку магические свойства мандрагоры, с точки зрения людей средневековья, помогали ее владельцу не только разбогатеть. Не менее важным считалось ее использование в любовной магии для насылания порчи14. Таким образом, упоминание о мандрагоре уточняло суть дела: Жанна обвинялась не просто в занятиях колдовством, но - имплицитно - в склонности к любовной магии15.

В первых ведовских процессах, имевших место в Северной Франции в XIV-XV вв., в списке обвинений любовная магия занимала более чем почетное место16. В 1391 г., в материалах как раз одного из таких дел колдовство впервые получило статус «государственного» уголовного преступления - оно было названо «делом, касающимся короля» 17. Однако, для нас значение имеет, прежде всего, тот факт, что обвиняемыми здесь чаще всего становились проститутки, пытавшиеся с помощью приворота выгодно выйти замуж. Тесную связь между проституцией и

1 й

колдовством еще в XIII в. подчеркивал Иоанн Солсберийский18 . К концу XIV в.,

11 РС, 1, 196: "…fuit…per aliquas vetulas mulieres assuefacta et imbuta ad utendum sortilegiis, divinacionibus et aliis supersticiosis operibus sive magicis artibus; quarum villarum plures habitantes notati fuerunt ab antiquo uti predictis maleficiis".

12 РС, 1, 197: "…conversari dicuntur maligni spiritus dicti Fata, gallice faees, cum quibus utentes sortilegiis consueverunt de nocte coreizare, circuientes dictos arborem et fontem". P. 198: "Item dicta Iohanna solita frequentare dictos fontem et arborem, et sepius nocte…dicendo et cantando…certas canciones et carmina cum certis invocacionibus, sortilegiis et aliis maleficiis".

13 РС, 1, 199: "Item dicta Iohanna aliquando consuevit portare mendragoram in sinu suo, sperans, per medium illius, habere prosperam fortunam in diviciis et rebus temporalibus".

14 Об отношении к мандрагоре в античности и средние века см.: Топоров В.Н. Мандрагора // Мифы народов мира / Гл. ред. С.А.Токарев. М., 1988. T. 2. С. 102. Об использовании мандрагоры в любовной и прочей магии во Франции см.: Le Roy Ladurie E. Op. cit. P. 35-49.

15 Об этом мельком упоминает Марина Уорнер: Warner M. Joan of Arc. The Image of Female Heroism. L., 2000 (1ed.:L., 1981). P. 112.

16 Vaultier R. Le folklore pendant la guerre de Cent Ans d'apres les lettres de remission du Tresor des Chartes. P., 1965. P. 38-39,226-235; Braun P. La sorcellerie dans les lettres de remission.

17 RCh, II, P. 314: "…au roy seul, et pour tout, appartenoit la cognoissance de ce". Интересно, что одна из двух обвиняемых на этом процессе, некая Масет, в юности занималась проституцией, однако затем с помощью приворотного зелья очень удачно вышла замуж.

18 Особой склонностью к колдовству, по мнению Иоанна Солсберийского, отличались придворные куртизанки (Policraticus, Livre 1, ch. 10). К сожалению, от XIII в. не сохранилось никаких, сколько-нибудь

надо полагать, она стала очевидной и для французских судей, а в конце XV в. о ней как о самоочевидной вещи писали авторы «Молота ведьм»: «…чем более честолюбивые и иные женщины одержимы страстью к плотским наслаждениям, тем безудержнее склонятся они к чародеяниям. Таковыми являются прелюбодейки, блудницы и наложницы вельмож»19 .

С этой точки зрения, нет ничего удивительного в том, что после статей о колдовстве и использовании мандрагоры в список д'Эстиве оказалась вставлена история о проститутках из Нефшато и расстройстве помолвки Жанны д'Арк с юношей, не пожелавшим брать в жены особу с сомнительной репутацией.

Интересно, что и первые упоминания о военной карьере Жанны в списке д'Эстиве располагались сразу же после статей, посвященных проституции, и были связаны непосредственно с пребыванием девушки в Нефшато. Так, в статье X говорилось, что именно с того момента, как она оставила службу у хозяйки постоялого двора, ей начали являться св. Михаил, св. Екатерина и св.Маргарита, настаивавшие на ее отъезде из родительского дома, дабы снять осаду с Орлеана, короновать дофина Карла и изгнать захватчиков из Франции. Под влиянием этих святых Жанна покинула отчий дом против воли своих родителей и самостоятельно отправилась в Вокулер к Роберу Бодрикуру20.

Уход женщины из дома рассматривался в средние века как событие не только крайне предосудительное, но и неминуемо ведущее к социальной деградации беглянки. Тема ухода из дома, в частности, не раз поднималась судьями на ведовских процессах, проходивших в XV в. на территории современной Швейцарии. Так, например, в 1477 г. некая Джордана де Болм, обвинявшаяся в колдовстве, помимо всего прочего призналась, что еще 20 лет назад вследствие «больших разногласий» с мужем, Родольфом де Болмом, ушла из дому и некоторое

подробных материалов ведовских процессов, чтобы на их основании судить о связи, существовавшей между двумя обвинениями.

19 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм. М. 1990. С. 127 (перевод Н.Цветкова). Подробнее на эту тему см.: Kappler C.-C. Monstres, demons et merveilles a la fin du Moyen Age. P., 1999. P. 257-279.

20 PС,1, 201: "Item, post recessum a dicto servicio de La Rousse, dicta Iohanna, dicens se habuisse et habere continuo a quinque annis visiones et appariciones sancti Michaelis et sanctarum Katherine et Margarete, et signanter tunc per eos sibi ex parte Dei revelatum fuisse quod levaret obsidionem Aurelianensem et quod faceret coronari Karolum quem dicit regem suum, et expelleret omnes adversarios suos a regno Francie, invitis patre et matre atque contradicentibus, recessit ab eis et proprio motu ac sponte ivit ad Robertum de Baudricourt, capitaneum ville de Vaucoulour". Тому же сюжету посвящена и статья XI (РС, 1,204-205).

11

время жила у родителей в Ла-Тур-де-Пилц21 . Однако их она также покинула, решив начать самостоятельную жизнь во Фрибуре. Судя по материалам процесса, там ее основным занятием стала проституция. Родив от одного из своих «компаньонов» ребенка и бросив его на произвол судьбы, Джордана переехала в местечко под названием Эставанн, но ремесла своего не оставила22 . Как отмечает Ева Майер, опубликовавшая это дело, связь, которую установили судьи между уходом из дома и проституцией Джорданы, была для них совершенно очевидна23 . Ту же зависимость отмечал Мартин Остореро в деле некоей Катрин Кика (Catherine Quicquat), осужденной за колдовство в 1448 г.: судьи признали ее «женщиной с дурной репутацией» на том основании, что она покинула дом собственного мужа и жила отдельно24.

Видимо, не случайно автор «Хроники Девы» счел необходимым подробно описать обстоятельства ухода Жанны из дома, всячески оправдывая ее поступок и утверждая, что она «вовсе не хотела их (своих родителей - О.Т.) обесчестить и не боялась их, но не осмелилась им сказать об этом, поскольку сомневалась, что они позволят ей осуществить задуманное»25 . Намерение Жанны «одеться в мужское платье, сесть верхом на лошадь и отправиться к королю» вызвало у Робера де Бодрикура, по мнению автора «Дневника осады Орлеана», лишь смех и желание отдать ее солдатам как проститутку26. Особое звучание на этом фоне приобретает и упомянутый в статье X списка д'Эстиве сон отца Жанны о ее возможном уходе из дома вслед за солдатами: Жак д'Арк якобы говорил своим сыновьям, что

21 Maier E. Op. cit. P. 338-339: "Interrogata quod peccatum habet, dixit et respondit quod sunt circa viginti anni elapsi quod ipsa fuit in magna differentia inter se et virum suum in tantum quod propter debatum illum ipsa dimisit virum suum ….. et ivit ad parentes suos in Turre Viviaci".

22 Ibidem: "Et ipsa tunc existe in Friburgo, quidam socius, cuius nomine nunc ignorat, cepit eam diligenter in tantum quod ab ipso concepit unam filiam….. Item dixit et confessa est quod hoc facto, ipsa iterum imit mansum versum Grueriam ad quoddam vilagium vocatum Estaveni. Et ipsa existente ibi, iterum a quodam alio socio ipsa habuit unum puerum".

23 Ibidem. P. 73-86.

24 Ostorero M. Op.cit. P. 97-116, особенно P. 114-116.

25 Chronique de la Pucelle attribuee a Guillaume Cousinot / Reimpression de l'edition de Vallet de Viriville, preface F. Michaud-Frejaville. Caen, 1992. P. 271: "…laquelle, un jour, sans conge de pere ou de mere (non mie qu'elle ne les eust en grand honneur et reverence, et les craingnoit et doubtoit; mais elle ne s'osoit descouvrir a eux, pour doubte qu'ils ne luy empeschassent son entreprinse), s'en vint a Vaucouleurs".

26 Journal du siege d'Orleans, 1428-1429, augmente de plusieurs documents, notamment des Comptes de ville / Ed. par P.Charpentier, Ch.Cuissard. Orleans, 1896. P. 35: "Pour quoy elle s'en alla devers messire Robert de Bodricourt, et lui raconta sa vision, lui priant et requerant que pour le tres grant bien et prouffit du roy et du royaume, il la voulsist habiller en habit d'homme, la monter d'un cheval, et faire mener devers le roy… Mais pour lors, ne plusieurs jours apres, ne le voulut croire, aincois ne s'en faisoit que mocquet, et reputoit sa vision fantasies et folles ymaginacions, combien que, cuidant faire servir ses gens d'elle en peche charnel, il la retint". Этот эпизод присутствует и в «Хронике Девы»: Chronique de la Pucelle. Р. 272.

предпочел бы своими собственными руками утопить дочь, но не допустить такого позора27. (Илл. 1) Да и следующие статьи обвинения (XII-XVI)28 - о переодевании в мужской костюм - получают дополнительное значение, которое, как представляется, никто из исследователей никогда не рассматривал29.

Дело в том, что проститутки, сопровождавшие в средние века войско, обычно носили именно мужское платье. Любопытное подтверждение этого факта содержится в «Книге об императоре Сигизмунде» Эберхарда Виндеке (ок. 13 80-ок.1440), посвятившего несколько глав своего труда рассказу о Жанне д'Арк и, в частности, знаменитой истории с изгнанием проституток из французского лагеря. Как отмечает автор, передвигались эти дамы верхом и были одеты в доспехи, а потому никто - кроме самой Жанны - не мог заподозрить, что это - женщины30. (Ил. 2)

В письмах о помиловании первой половины XV в., которые получали французские солдаты, можно встретить достаточно упоминаний о "femmes de peche", "ribaudes", "garses", "barcelettes", бывших их «подружками» или «служанками». Как отмечает Филипп Контамин, постоянное присутствие «проституток в мужском платье» или «девушек в одежде пажа» в армии французов в полной мере объясняло негативное отношение их противников - англичан и бургундцев - к Жанне д'Арк, также одетой в мужской костюм, и прозвища, которыми они ее награждали31. Так, Парижский горожанин передавал рассказ о

27 PС, 1, 204: "Interrogata de sompniis patris sui concernentibus eam et suum recessum: respondit quod mater sua pluries dixit ei adhuc cum patre exsistenti, quod pater suus dixerat se habuisse somnia quod dicta Iohanna erat itura cum gentibus armorum….. Item audivit a matre sua patrem dicere fratribus suis in hunc modem: Vere, si ego putarem rem contingere quam somniavi de filia, ego vellem quod vos submergeretis eam; et nisi faceretis, egomet eam submergerem".

28 РС, 1,171-179.

29 Традиционная трактовка этих статей сводится к тому, что Жанну обвинили в нарушении библейского запрета на ношение женщиной мужского костюма (Второзаконие, 22, 5: «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье; ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий делающий сие»). Упорное нежелание Жанны расстаться со своей одеждой послужило в конце концов поводом для объявления ее «вероотступницей», достойной смертной казни. Помимо уже упоминавшейся статьи Сьюзен Шибанофф, см. об этом: Crane S. Clothing and Gender Definition: Joan of Arc // Journal of Medieval and Early Modern Studies. 1996. Vol. 26. № 2. P. P. 297-320. Hotchkiss V.R. Clothes Make the Man: Female Cross Dressing in Medieval Europe. N.Y.; L., 1996. Ch. 4 "Trasvestism on Trial: The Case of Jeanne d'Arc".P. 50-51.

30 Lefevre-Pontalis G. Les sources allemandes de l'histoire de Jeanne d'Arc. Eberhard Windecke. P., 1903. P. 184- 185: "Do was ein man under dem here, der hatte sine bulen bi ime, und reit gewoppent, das man sie nit kante. Und do sie all uf das velt koment, do sprach die Maget zu den andern herren und capitanien: "Es ist ein wip under unserm volg". Do seiten sie alle, sie enwusten keine under in". См. также: Ibidem. P. 186-187: "Also vant sie die zwo varn[de] dochter uf ein zit, also sie aberittent, wann sie seite vorhin, daz wiber under dem harst weren".

31 Contamine Ph. Guerre, Etat et societe a la fin du Moyen Age. Etudes sur les armees des rois de France, 1337- 1495. P., 1972. P. 451: "garse habillee en habit d'homme", "jeune file vestue en habit de paige".

8

том, что какой-то английский капитан обзывал Жанну «развратницей и проституткой»32, а Жан Паскерель вспоминал на процессе реабилитации другое ее прозвище - «проститутка Арманьяков»33. «Проституткой и ведьмой» называли англичане Жанну, по мнению Панкрацио Джустиниани34. Наконец, целый «букет» обидных прозвищ был собран автором (или одним из авторов) «Мистерии об осаде Орлеана», где обвинения в проституции также переплелись с обвинениями в колдовстве35.

Таким образом, мне кажется возможным предположить, что д'Эстиве специально выстроил статьи обвинения так, чтобы упоминания о мужской одежде Жанны шли сразу после рассказа о постоялом дворе и его хозяйке-сводне: познакомившись с девицами легкого поведения и став одной из них, покинув затем самовольно дом родителей, Жанна, с точки зрения прокурора церковного суда, отправилась под Орлеан вовсе не в качестве военачальника, а как обычная армейская проститутка36. (Ил. 3)

Этапы ее пути: из Вокулера в Шинон, из Шинона в Сент-Катрин-де-Фьербуа, а оттуда - под стены осажденного Орлеана были восстановлены в следующих статьях списка д'Эстиве (XVII-XXIII). Однако в тех же самых статьях он снова обращался к теме колдовства. Он отмечал, что Жанна пообещала дофину Карлу три вещи: снять осаду с Орлеана, короновать его в Реймсе и избавить его от противников, которых «с помощью своего [магического] искусства она или убьет или прогонит прочь»37 , что для придания большего веса своим словам она

32 Journal d'un bourgeois de Paris. § 504. P. 258: "…. lequel la diffama moult de langage, comme (la) clamer ribaude et putain". Издательница «Дневника» Колетт Бон отмечает, что англичане, видимо, никак не могли окончательно решить, с кем имеют дело — с ведьмой или с проституткой (Ibidem. P. 258. n. 99).

33 Proces ennullitede la condamnation de Jeanne d'Arc / Ed. par P. Duparc. Р., 1977. T. 1. P. 394: "…la putain des Armignacz" (далее везде - PN, том, страница).

34 Chronique d'Antonio Morosini. Extraits relatifs a l'histoire de France / Ed. par G.Lefevre-Pontalis, L.Dorez. P., 1901. T. 3 (1429-1433). P. 114-115: "…e entrase con le vituarie e refreschamento dentro da Oriens, che may Ingelexi non ave argumento a muoverse, bem cridava contra la dita a dirli vilania, e che l'iera una putana e incantatrixe".

35 По мнению автора мистерии, англичане обращались к Жанне не иначе, как к "putin publique", "fauce putin", "ribaude", "garce" (Guessard F., Certain E. de. Le "Mistere du siege d'Orleans" publie pour la premiere fois d'apres le manuscrit unique conserve a la Bibliotheque du Vatican. P., 1862. V. 12375, 12388, 12474, 12948, 13642, 20150, 20155). Однако, и занятия колдовством не были забыты: Жанну называли "sorciere", "enchanteuse", “vaudoise", "deablesse", "dyable d'enfer" (Ibidem. V. 12443, 12445, 12449, 12909, 12972). Ср. с позднейшей интерпретацией В.Шекспира в «Генрихе VI»: «Потерпишь ли победу ада, небо? / Пусть лопнет грудь от яростной отваги, / Пусть разорвутся сухожилья рук, / Но покараю эту потаскушку» (перевод Е.Бируковой).

36 Подробнее о этом: Тогоева О.И. Мужской костюм Жанны д'Арк и его возможные символические смыслы // Historia animata. Сборник статей памяти О.И.Варьяш. М., 2004. Ч. 1. С. 156-168.

37 PС, 1, 214: "…et tercium quod vindicaret eum de suis adversariis, eosque omnes sua arte aut interficeret aut expelleret de hoc regno".

9

«использовала предсказания, рассказывая о нравах, жизни и тайных деяниях некоторых людей…, похваляясь, что узнала все это посредством [данных ей] откровений»38 , что лишь при помощи демонов она смогла найти меч в церкви Сент-Катрин-де-Фьербуа39, что даже содержание письма, посланного англичанам, свидетельствовало о ее связи с демонами, которые выступали ее постоянными советчиками40.

Итог размышлениям д'Эстиве на тему колдовства подводила статья XXXIII: «Также Жанна самонадеянно и дерзко похвалялась, что [может] узнать будущее, что знает прошлое и [может] узнать о делах тайных, происходящих в настоящем, присваивая себе, простому и невежественному человеческому созданию, то, что мы приписываем божественному»41.

Эта статья, как мне кажется, разбивала обвинения, предъявленные Жанне, на две части, вторая из которых была в основном посвящена религиозным вопросам, вопросам веры42: «голосам» и общению со святыми (статьи XXXIV, XXXVI, XXXVIII, XLII-L, LVI); попытке самоубийства (XXXVII, XLI, LXIV); таинственному знаку, данному дофину Карлу (LI); неподчинению воинствующей Церкви (LXI, LXII), пророчествам и предсказаниям (LV, LVII-LIX)43 - т.е. тем словам и поступкам нашей героини, которые должны были свидетельствовать о ее безусловном впадении в ересь. Как мне представляется, именно эта часть списка д'Эстиве и была использована впоследствии для составления 12 статей приговора, по которому Жанна была объявлена еретичкой и приговорена к смертной казни44.

38 Ibidem: "…usa est divinationibus, detegendo mores, vitam et occulta facta aliquorum…, iactando se illa cognoscere per revelacionem".

39 PC, 1, 216: "Item dicta Iohanna, demones consulendo et utendo divinacionibus, misit quesitum quendam ensem absconsum in ecclesia Beate Katherine de Fierbois … ".

40 PC, 1, 222: "Ex quarum licterarum tenore clare constat dictam Iohannam a malignis spiritibus illusam esse et eos frequenter consulere in eius agendis….".

41 PC, 1, 230: "Item quod Johanna presumptuose et temerarie se iactavit et iactat quod prescit futura, preterita prescivit et presentia occulta seu latencia, quod divinitati attribuitur, sibi, humane creature simplici et indocte, attribuendo".

42 PC, 1,196-239.

43 Список д'Эстиве завершали итоговые статьи (LXVI-LXX), где снова кратко были перечислены все преступления Жанны, она обвинялась в «отклонениях от веры и в ереси», и судьям предлагалось наказать ее соответствующим образом (PC,1,240-242).

44 Издатель материалов обвинительного процесса Пьер Тиссе придерживался крайне невысокого мнения о списке д'Эстиве, заявляя, что он противоречил ответам самой Жанны, содержал «ложь и выдумки» - в отличие от 12 статей приговора, где «многие ошибки были устранены». Он полагал, что между предварительным обвинением и окончательным приговором по делу Жанны д'Арк не существует вообще никакой связи, поскольку составлялись эти документы разными людьми: Tisset P. Introduction // PC, 3, 120, 122. Того же мнения придерживался Дж. ван Кан: Kan J. van. Bernard Shaw's Saint Joan: An Historical Point of View // "Saint Joan": Fifty Years After, 1923/4-1973/4 / Ed. by S.Weintraub. Baton Rouge, 1973. P. 44-53, здесь P. 53. Энсгар Келли считал, что список д'Эстиве и 12 статей окончательного приговора создавались

10

***

Для нас, однако, больший интерес представляет не столько внутреннее единство всего списка д'Эстиве, сколько логика, которой руководствовался прокурор трибунала для построения первой части обвинений. Как показывала судебная практика того времени, связь между обвинениями в проституции и колдовстве, безусловно, могла существовать. Однако, они были связаны с еще одной, более общей темой - военными деяниями нашей героини и, прежде всего, с ее победой под Орлеаном.

О снятии осады с этого города в первой части списка д'Эстиве упоминалось постоянно. Так, в статье X о ней говорилось как об одной из трех задач, якобы поставленных перед Жанной ее святыми покровителями45. В статье XI имелась ссылка на собственные слова обвиняемой, утверждавшей, что «голоса» называли ее «Жанной-Девой» и до снятия осады, и после46. В статье XVII рассказывалось об обещанной дофину Карлу победе под Орлеаном47. Статьи XXI-XXIII были посвящены пребыванию Жанны в самом городе и письму, отправленному ею англичанам48 . Наконец, в статье XXXIII д'Эстиве вновь ссылался на более ранние показания девушки, которая (благодаря откровению Свыше) была уверена, что сможет освободить Орлеан и даже заранее рассказала об этом Карлу49.

Обвинение таким образом настаивало, что победа досталась Жанне нечестным путем - с помощью колдовства, к которому она, будучи проституткой, была особенно склонна. Такова могла быть логика рассуждений д'Эстиве. В эту схему, однако, никак не укладывались статьи LIII-LIV предварительного обвинения, где военные действия Жанны связывались исключительно с ее якобы распутным образом жизни. Да и в окончательном приговоре, как мы помним,

практически одновременно, но никак не были друг с другом связаны: Kelly Ansgar H. The Right to Remain Silent: Before and After Joan of Arc // Speculum. 1993. T. 68. № 4. P. 992-1026, здесь Р. 1019-1022. Противоположную точку зрения высказывала Марина Уорнер, считавшая, что 12 статей приговора явились «выжимкой» из 70 статей д'Эстиве: Warner M. Op. cit. P. 105.

45 PC, 1,201: "… sibi ex parte Dei revelatum fuisse quod levaret obsidionem Aurelianensem".

46 PC, 1, 205: "…. respondit quod ante levacionem obsidionis Aurelianensis et depost, omnibus diebus quibus loqute fuerunt sibi, pluries vocaverunt eam Iohannam Puellam, filiam Dei".

47 PC, 1,214: "…tria sibi promisit: primum quod levaret obsidionem Aurelianensem".

48 PC, 1, 220: "Item dicta Iohanna, [suis] temeritate et presumpcione ducta, licteras, nominibus istis Ihesus Maria premissis, signo crucis interposito, confici fecit et transmicti ex parte sui domino nostro regi, domino Bedfordie, tunc regenti regnum Francie, et dominis ac capitaneis tunc tenentibus obsidionem Aurelianis".

49 PC, 1, 231: "Dicit eciam quod bene certa erat quod levaret obsidionem Aurelianensem, per revelacionem sibi factam; et eciam hoc dixerat regi suo, antequam venerat illuc".

11

обвинение в проституции стояло особняком, без всякого намека на колдовство, которое здесь вообще не упоминалось. Следовательно, у обвинения в проституции была своя, самостоятельная роль. Но какая?

***

Решение пришло, как это часто бывает, совершенно случайно. В книге О.М.Фрейденберг «Поэтика сюжета и жанра» я натолкнулась на следующие размышления: «…подлинная семантика "блудницы" раскрывается в том, что она как и "спаситель", связана с культом города и с победой как избавлением от смерти… Метафора "въезда в город", которая соответствует выходу из смерти, прикрепляется к спасителям и спасительницам так же, как и метафора "взятия города", "победы над городом", "спасения города"; в целом ряде случаев въезд спасителя в город семантизирует производственный акт, метафорический вариант входа жениха в брачный покой. Поскольку "блуд" есть метафора спасения и блудница связана с городом, дальнейшее накопление и разворачивание тождественных образов становится понятным. Получает смысл культ Афродиты Гетеры, сакральное значение гетеризма вообще, специальное обращение к гетерам, когда нужно молиться о спасении, и культ Афродиты Порны… Далее закономерность этого сочетания подчеркивается тем, что и статуя Афродиты на Самосе сооружена гетерами, которые сопутствовали Периклу при осаде Самоса. В этом случае, как и в других, Порна и Гетера представляются связанными с военной победой…»50.

Тема блудницы-освободительницы города заинтересовала меня чрезвычайно и послужила исходным пунктом для моих дальнейших поисков. Мне показалось, что все сказанное самым непосредственным образом касается Жанны д'Арк. С одной стороны, не существует, пожалуй, ни одного мало-мальски серьезного исследователя, который усомнился бы в том, что главным свершением Жанны за всю ее недолгую политическую и военную карьеру стало снятие осады с Орлеана -последнего бастиона французской армии, последней надежды дофина Карла51. Захват его англичанами означал бы, по-видимому, их окончательную победу и конец Столетней войны, весьма трагический для Франции. Так, к примеру, считал

50 Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997. С. 79-80.

51 Подробное изложение действий Жанны д'Арк под Орлеаном см.: DeVries K. Joan of Arc. A Military Leader. Stroud, 1999, особенно P. 54-96.

12

Панкрацио Джустиниани, чье письмо, отправленное из Брюгге 10 мая 1429 г., открывало серию сообщений о Жанне д'Арк, собранных в «Дневнике» Антонио Морозини: «…если бы англичане взяли Орлеан, они очень легко смогли бы стать хозяевами Франции и отправить дофина в богадельню» . Напротив, освобождение города изменило ситуацию в пользу дофина и его соратников53. Последовавшие затем взятие других городов, коронация в Реймсе и, наконец, возвращение Карла VII в Париж - все это, в той или иной степени, было делом рук Жанны д'Арк54.

С другой стороны, нет сомнения в том, что англичане пытались всячески принизить значение победы под Орлеаном. Возможно, именно с этим их стремлением стоило связать появление в списке д'Эстиве статей о проституции, опиравшихся на тему блудницы и города и призванных опорочить образ французской героини55. Но с кого в таком случае прокурор трибунала «списывал» портрет Жанны? Кто послужил для него прототипом?

***

Снятие осады с Орлеана занимало в откликах современников событий центральное место. С кем только ни сравнивали Жанну д'Арк весной-осенью 1429 г.! В письме, отправленном из Авиньона 30 июня 1429 г., Джованни да Молино проводил смелую параллель между Жанной и Девой Марией: «И посмотрите, как Господь помог ему (дофину Карлу - О.Т.): подобно тому, как посредством женщины, а именно Пресвятой Богородицы, он спас род человеческий, посредством этой чистой и непорочной девушки он спас лучшую часть

52 Chronique d'Antonio Morosini. P. 16-17: "…se i diti avese prexo Horiens, se poderia de lizier al tuto farse signory de Franza, e mandar el Dolfin per pan a l'ospedal".

53 См., например: Райцес В.И. Жанна д'Арк. Факты, легенды, гипотезы. Л., 1982. С. 129-145.

54 Об этом, в частности, свидетельствуют отклики современников Жанны, называвших ее «военачальницей» (chevetaine) и признававших, таким образом, ее исключительную роль в событиях Столетней войны: Michaud-Frejaville F. Jeanne d'Arc, dux, chef de guerre. Les points de vue des traites en faveur de la Pucelle // Guerre, pouvoir et noblesse au Moyen Age. Melanges en l'honneur de Philippe Contamine. P., 2000. P. 523-531.

55 Подобное предположение вполне возможно, учитывая специфическое восприятие проституции людьми средневековья. Для них проституткой прежде всего являлась женщина, ведущая развратный образ жизни. Даже если она не имела многочисленных клиентов, с которых брала деньги за свои услуги, а сожительствовала с одним и тем же человеком на протяжении какого-то времени, она могла называться проституткой — развратницей, публичной женщиной, блудницей. Такова была, к примеру, упоминавшаяся выше Марион ла Друатюрьер. Подробнее о восприятии проституции в средние века см.: Brundage J.A. Law, Sex, and Christian Society in Medieval Europe. Chicago, 1987. P. 248, 389-390; Karras R.M. The Latin Vocabulary of Illicit Sex in English Ecclesiastical Court Records // Journal of Medieval Latin. 1992. № 2. P. 1-17; Karras R.M., Boyd D.L. "Ut cum muliere". A Male Transvestite Prostitute in 14th-century London // Premodern Sexualities / Ed. by L.Fradenburg, C.Freccero. N.-Y.; L., 1996. P. 101-116; Karras R.M. Common Women. Prostitution and Sexuality in Medieval England. N.-Y., 1996.

13

христианского мира»56. Еще раньше, в мае того же года, Жан Жерсон в трактате "De mirabili victoria" прибегал к весьма неожиданной для парижского теолога аналогии с легендарными амазонками и с Камиллой, героиней «Энеиды» Вергилия57. Те же ассоциации приходили на ум и другому автору - неизвестному итальянцу, в июне-сентябре 1429 г. сообщавшему на родину о недавних французских событиях: он сравнивал Жанну с Пентесилеей, царицей амазонок, Камиллой и Клелией, молодой римлянкой, захваченной в плен во время осады города этрусками, сбежавшей от них, переправившейся через Тибр и с радостью встреченной согражданами58 . В июле 1429 г. Алан Шартье писал в письме, адресованном, возможно, Амедею VIII, герцогу Савойскому, или его сыну: «Точно так же, как Троя могла бы воспеть Гектора, Греция гордится Александром, Африка - Ганнибалом, Италия - Цезарем, Франции, хотя она и без того знает много великих имен, хватило бы одного имени Девы, чтобы сравниться в славе с другими народами и даже превзойти их»59, а в законченном 31 июля 1429 г. "Ditie de Jeanne d'Arc" Кристина Пизанская с восторгом замечала, что ее героиня - главная

56 Chronique d'Antonio Morosini. P. 80-81: "E vede con che muodo Га aidado Dio, chomo per una femena, zioe Nostra donna santa Maria, che salve l'umana generacion, chusy per questa donzela pura e neta Га salvado la plu bela parte de cristade". Это любопытное сравнение встречается затем еще раз в хронике Матье Томассена, написанной в 1456 г. по заказу будущего короля Людовика XI: Thomassin M. Registre Delphinal // Quicherat J. Proces de condamnation et de rehabilitation de Jeanne d'Arc, dite la Pucelle. P., 1849. T. IV. P. 310: "…afin de tousjours honnorer le sexe feminin par le moyen duquel toute crestiente a eu tant de biens: par la Pucelle Vierge Marie la reparacion et la restauracion de tout le humain lignaige; et par ladite Pucelle Jehanne la reparacion et restauracion du royaume de France qui estoit du tout en bas, jusques a prendre fin se ne fust venue".

57 Gerson J. De mirabili victoria // PN, 2, 33-39, здесь 39: "Denique possent particularitates addi multe et exempla de historiiis sacris et gentilium; sicut de Camilla et Amazonibus; sicut preterea in casibus vel necessitatis, vel evidentis utilitatis, vel approbate consuetudinis, vel ex auctoritate seu dispensatione superiorum". Под влиянием трактата Ж.Жерсона сравнение Жанны д'Арк с амазонками и их царицей Пентесилеей использовал и Жан Дюпюи, инквизитор Тулузы, в своем сочинении "Collectarium historiarum", написанном летом 1429 г.: Dondaine A. Le Frere Precheur Jean Dupuy, eveques de Cahors, et son temoignage sur Jeanne d'Arc // Archivium Fratrum Praedicatorum. 1942. № 12. P. 118-184. Впоследствии это сравнение встречается еще много раз, например, в «Комментариях» Пия II (Pii Secundi Pontificis Maximi Commentarii / Ed. par I.Bellus, I.Boronkai. Budapest, 1993. T. 1. P. 302: "Puella ferociorem ascendit, et ardens in armis, hastam vibrans saltare, currere atque in gyrum se vertere haud aliter coegit equum, quam de Camilla fabulae tradunt"). Подробнее об этих аналогиях см.: Fraioli D. Why Joan of Arc Never Became an Amason // Fresh Verdicts on Joan of Arc. P. 189-204;Gueret-Laferte M. Camille et Jeanne. L'influence du courant humaniste sur l'image de Jeanne d'Arc // Images de Jeanne d'Arc / Sous la dir. de J.Maurice et D.Couty. P., 2000. P. 99-108.

58 Gilli P. L'epopee de Jeanne d'Arc d'apres un document italien contemporain: edition et traduction de la lettre du pseudo-Barbaro (1429) // Bulletin de l'Association des amis du Centre Jeanne d'Arc. 1996. № 20. P. 4-26, здесь P. 9-10: "Namque Panthasilea unquam poterit tantum peregrinis auctoribus et scriptis laudari. Quid frustra Itali velut aeternum decus Camillam tantis laudibis celebrant? Romana Kloelia si tanto ore proclamatur quod non feminea virtute patriae ac primum virginibus virgo salus extiterit, quibus longius ipsi hodie huius puellae laudes attollemus, quae praeter imbecillitatem sexus, nullo etiam genere insignis nullis opibus notior, nulla hominum dignitate prestans: Deo toto orbe". Клелия и Пентесилея, как и Камилла, также являлись героинями «Энеиды» Вергилия.

59 Lettre d'Alain Chartier a un prince etranger // Quicherat J. Op. cit. P., 1849. T. V. P. 135-136: "Non Hectore reminiscat et gaudeat Troja, exsultet Graecia Alexandro, Annibale Africa, Italia Caesare et Romanis ducibus omnibus glorietur. Gallia etsi ex pristinis multos habeat, hac tamen una Puella contenta, audebit se gloriari et laude bellica caeteris nationibus se comparare, verum quoque, si expediet, se anteponere".

14

военачальница французов, и силы у нее столько, сколько не было у Гектора и Ахилла60.

Однако больше всего Жанну д'Арк сравнивали, конечно, с библейскими героинями: Деборой, Есфирью и Юдифью, причем подобные ассоциации возникли у современников задолго до похода на Орлеан. В начале марта 1429 г., когда Жанна только появилась в Шиноне и приближенные дофина Карла пытались понять, с чем или с кем они имеют дело, в письме Жана Жирара была впервые использована эта библейская аналогия: королевский советник видел определенное сходство в судьбах Жанны, Деборы и Юдифи.61 Анри де Горкум, автор трактата "De quadam puella", созданного примерно в тот же период, отмечал, что Жанна -как в свое время Дебора, Есфирь и Юдифь - спасет свой народ62.

Откликаясь на снятие осады с Орлеана, Жак Желю, архиепископ Амбрена и сторонник дофина, заявлял, что Господь способен даровать победу даже женщине, «как видно на примере Деборы»63. Жан Жерсон сравнивал подвиг, совершенный Жанной, с «не менее чудесными» деяниями Деборы, св.Екатерины, Юдифи и Иуды Маккавея64, а Кристина Пизанская считала, что она и вовсе превосходит их всех65.

Сравнение Жанны д'Арк с библейскими героинями, безусловно, являлось одним из наиболее весомых аргументов в пользу ее миссии66. Как отмечает Дебора Фрайоли, ни одна другая средневековая провидица никогда таких сравнений не

60 Christine de Pizan. Ditie de Jeanne d'Arc / Ed. by A.J.Kennedy, K.Varty. Oxford, 1977. V. 285-287: "Et de noz gens preux et abiles / Elle est principal chevetaine. / Tel force n'ot Hector n'Achilles!".

61 К сожалению, переписка королевских советников Жаном Жираром и Пьером Лермитом с архиепископом Амбрена Жаком Желю не сохранилась. Ее содержание известно по краткому изложению, составленному Марселином Форнье в 1626-1643 гг.: Fornier M. Histoire generale des Alpes-Maritimes et Cottiennes. P., 1890- 1892. T. 2. P. 312ff., здесь P. 313-314.

62 Propositions de maitre Henri de Gorkum pour et contre la Pucelle // Quicherat J. Op. cit. P., 1845. T. III. P. 411- 421, здесь Р. 415: "Hinc exemplariter procedendo, legitur de Debbora, Esther et Judith, impetratam fore populo Dei salutem".

63 Traite de Jacques Gelu, archeveque d'Embrun // Quicherat J. Op. cit. T. III. P. 393-410, здесь Р. 401: "… attamen in Dei potentiam relata nullam admirationem inducere debent, quia in paucis veluti in multis, victoriam etiam sexus muliebris interventu aequaliter praestare potest, ut in Debbora factum exstitit". Оливье Бузи предложил недавно другое название для трактата Ж.Желю - "De adventu Johanne": Bouzy O. Traite de Jacques Gelu, de adventu Johanne // Bulletin de Г Association des amis du Centre Jeanne d'Arc. 1992. № 16. P. 29-39.

64 Gerson J. De mirabili victoria. P. 37: "Exempla possunt induci de Debbora et de sancta Katharina in conversione non minus miraculosa…., et aliis multis, ut de Judith et de Juda Machabeo".

65 Christine de Pizan. Ditie. V. 216-220: "Plus a fait ceste Pucelle / Que Hester, Judith et Delbora / Qui furent dames de grant pris, / Par lesqueles Dieu restora / Son pueple….".

66 На протяжении XV-XVI вв. и далее сравнение с Деборой, Есфирью и Юдифью стало практически общим местом в текстах, посвященных Жанне д'Арк. О них см. прежде всего: Fraioli D. The Image of Joan of Arc in 15th -century French Literature (Ph.D., Siracuse University, march 1981); Bouzy O. Images bibliques a l'origine de l'image de Jeanne d'Arc // Images de Jeanne d'Arc. P. 237-242.

15

удостаивалась67. Да и само снятие осады с Орлеана запомнилось надолго, а многими, как например Жоржем Шателеном, расценивалось как настоящее чудо68 . Оно имело не только военное, но и политическое значение, поскольку доказывало законность притязаний Карла на французский престол69.

Существовал, однако, еще один план восприятия - символический, относящийся, скорее, не к реальным событиям, но к истории идей, поскольку тема осажденного врагами города всегда оставалась одной из важнейших в размышлениях средневековых историков, теологов и моралистов. И знакома она им была в первую очередь из Ветхого Завета. А потому из трех библейских героинь, с кем сравнивали Жанну д'Арк - Деборы, Есфири и Юдифи - наибольший интерес для нас представляет последняя, поскольку именно ее имя во все времена ассоциировалось не просто с военной победой, но со снятием осады с города. Для людей XV в., как отмечает Пьер Дюпарк, Жанна стала новой Юдифью, а Орлеан -новой Ветулией, даже если гибель Талбота мало чем напоминала смерть Олоферна70.

Любопытно, что в некоторых откликах на события мая 1429 г. , например, в «Хронике Турне», Жанна сравнивалась только с этой библейской героиней: «… в старые времена женщины, как Юдифь и другие, творили чудеса»71 . В двух манускриптах «Защитника дам» Мартина Ле Франка, выполненных около 1449 г., на миниатюре были представлены вместе «дама Юдифь», выходящая из палатки Олоферна и сжимающая в правой руке его голову, и Жанна д'Арк с копьем в правой руке и со щитом - в левой72 . (Ил. 4) В «Сводном изложении» инквизитора Франции Жана Бреаля, составленном по материалам процесса о реабилитации,

67 Fraioli D. The Literary Image of Joan of Arc: Prior Influences // Speculum. 1981. T. 56. № 4. P. 811- 830, здесь P. 814. См. также: Delaruelle E. La spiritualite de Jeanne d'Arc // Delaruelle E. La piete populaire au Moyen Age. Turin, 1975. P. 355-388; Vauchez A. Jeanne d'Arc et le prophetisme feminin des XIVe et XVe siecles // Jeanne d'Arc, une epoque, un rayonnement. Colloque d'histoire medievale, Orleans, octobre 1979. P., 1982. P. 159-168.

68 Chastellain G. Recollection des merveilles advenues de nostre temps // Quicherat J. Op. cit. T. IV. P. 90: "En France la tres belle, / Fleur de crestiente / Je veis une pucelle / Sourdre en auctorite / Qui fit lever le siege / D'Orleans en ses mains / Puis le roy par prodige / Mena sacrer a Reims".

69 Beaune С Naissance de la nation France. P., 1985. P. 183-186.

70 Duparc P. La delivrance d'Orleans et la mission de Jeanne d'Arc // Jeanne d'Arc, une epoque, un rayonnement. P. 153-158.

71 Chronique de Tournai // Recueil des chroniques de Flandre / Ed. par J.-J.de Smet. Bruxelles, 1856. T. 3. P. 115- 569, здесь Р. 406: "…anchienement femmes avoient fait merveilles, comme Judith et aultres".

72 BN, Mss. Fr. 12461, 12476.

16

осада Орлеана сравнивалась исключительно с осадой Ветулии, а действия Жанны -с поступком Юдифи73.

Как мне кажется, отчасти и по этой причине библейская Юдифь воспринималась людьми средневековья и продолжает восприниматься современными исследователями феномена Жанны д'Арк исключительно в положительном ключе. Никто никогда, насколько мне известно, не сомневался -особенно при сопоставлении с французской героиней - в ее «моральном облике».

Однако, как показали мои дальнейшие поиски, сделать это все же следовало ….

***

Католическая церковь считает «Книгу Юдифи» канонической и включает ее в Библию. И, хотя ее текст известен в трех разных вариантах, общим местом всегда оставалось убийство предводителя вражеского войска хитрой женщиной и освобождение осажденного города. В «классической» версии Олоферн, генерал Навуходоносора, царя Ассирии, осаждает Ветулию, родной город Юдифи. В еврейских мидрашах (комментариях Библии) Олоферн осаждает Иерусалим. В некоторых византийских источниках он становится военачальником Дария и тоже осаждает Иерусалим74.

История Юдифи слишком хорошо известна, чтобы приводить ее здесь подробно. Напомню лишь, что Юдифь изначально стремилась соблазнить Олоферна, заставить его возжелать ее - чтобы остаться с ним наедине и убить, добыв таким образом победу для своего народа. Однако, двусмысленность ее поведения (обман, на который она сознательно пошла, и, возможно, плотский грех) ставила под сомнение чистоту ее помыслов и благородство достигнутой ею цели. Именно с такой точки зрения рассматривала «Книгу Юдифи» талмудическая традиция, не включавшая ее в число канонических. В некоторых мидрашах Олоферн (иногда он назван Селевком) прямо предлагал Юдифи переспать с ним, и та отвечала, что за этим и пришла и ей нужно только помыться. Когда же она

73 Recollectio f. Johannis Brehalli // PN, 2, 405-600, здесь 410: "Unde ipse pius adjutor Deus in tribulatione tunc clementer et in opportunitate succurrit, quando maxime et ad extremum sibi necesse fuit; sicuti populo israelitico, de salute desperanti in Bethulia crudeliter obsesso, concessa est probissima Judith in summo necessitatis articulo, ut eum ab oppressione cui succumbebat liberaret".

74 О разных вариантах истории Юдифи см.: Judith, Book of // Encyclopaedia Judaica / Ed. in chief C.Roth. Jerusalem, 1975. T. 10. Col. 452-462; Judith (Livre de) // Catholicisme. Hier, aujourd'hui, demain. Encyclopedie publiee sous la dir. de G.Jacquemet du clerge de Paris. P., 1967. T. 6. Col. 1158-1165.

17

возвращалась в Иерусалим, стража не пускала ее, подозревая, что в лагере врагов она завела себе любовника75. (Ил. 5)

Именно талмудическая традиция оказала влияние на трактовку этой истории Оригеном, который излагал ее так: Юдифь заключила с Олоферном договор, что пойдет к источнику, а затем вернется и переспит с ним76. Из того же источника позаимствовал сведения для своей хроники и византийский историк V в. Иоанн Малала. Для него отношения Юдифи и Олоферна были очевидны: полководец не мог не влюбиться в молодую красивую женщину; она ответила ему взаимностью и делила с ним постель в течение трех дней, после чего отрубила ему голову77.

Св.Иероним признавал сдержанность евреев в отношении «Книги Юдифи». Однако в своем переводе Библии он попытался сгладить впечатление, производимое поступком героини, подчеркнув его разовый характер78 . С Вульгаты, как представляется, началась постепенная идеализация событий, произошедших в лагере Олоферна: Юдифь из бесстрашной женщины начала превращаться в безупречную. Именно так представлял ее себе Рабан Мавр, создавший в 834 г. комментарии на «Книгу Юдифи»: он считал главным отрицательным персонажем этой истории слугу Олоферна Вагао, всячески подталкивавшего Юдифь к грехопадению; она же, вверив себя Всевышнему, демонстрировала исключительную добродетель79.

Таким образом в культуре средневековой Европы на самом деле оказались заимствованы и продолжали развиваться две традиции восприятия библейской

75 Dubarle A.-M. Judith. Formes et sens des diverses traditions. Rome, 1966. P. 80-102, 168.

76 Ibidem. P. 112-113.

77 В связи с недоступностью греческого оригинала сочинения Малалы я использовала его перевод на славянский язык: Истрин В.М. Хроника Иоанна Малалы в славянском переводе. М., 1994. Кн. VI. Гл.IV. С. 177: «Некая Юдифь, еврейская женщина, замыслила на Олоферна, обещая ему предать евреев, и тайно пришла к Олоферну. И увидал Олоферн ее красоту и проникся похотью к ней. И сказала она ему: «Повели, чтобы никто не подходил к тебе, пока я буду у тебя, потому что приходят многие, чтобы блудить со мною». И поверил он ей и остался с ней один, а все отошли. Три дня она была у него и, пока он спал, собравшись с духом, отсекла ему голову. И, как обычно ночью, когда она приходила к нему по много раз, в Иерусалим принесла его голову, потому что возле града этого поставил свой лагерь Олоферн». Я благодарна И.Н.Данилевскому за помощь с переводом этого отрывка.

78 Dubarle A.-M. Ор. ей. P. 44, 176-177; Fraioli D. Joan of Arc: The Early Debate. Woodbridge, 2000. P. 40; StockerM. Judith. Sexual Warrior. Women and Power in Western Culture. New Haven; London, 1998. P. 4.

79 Beati Rabani Mauri Expositio in Librum Judith // PL. T. 109. Col. 539-615, здесь Col. 571: "Quae Vagao Judith persuadet, ad illicitas pertinent voluptates, quae autem Judith respondit, boni animi ostendit virtutes, ille provocat ad libidinis luxum, illa se paratam testatur ad coelestis imperii jussum". О средневековых комментариях на «Книгу Юдифи» см.: Riche P. Instruments du travail et methodes de l'exegete a l'epoque carolingienne // Le Moyen Age et la Bible / Sous la dir. de P.Riche, G.Lobrichon. P., 1984. P. 147-161.

18

героини. С одной стороны, Юдифь видели в образе Церкви или Богоматери, т.е. в образе спасительницы избранного народа, чьи моральные качества не ставились под сомнение80 . С подобной точкой зрения мы сталкиваемся, к примеру, у Рабана Мавра81, в Glossa ordinaria XIII в.82 или во французском сборнике exampla начала XIV в. "Ci nous dit"83. С другой стороны, на некоторых средневековых авторов, безусловно, оказали влияние еврейская и византийская традиция, рассматривавшие Юдифь как падшую женщину, добившуюся победы над Олоферном не слишком законным путем84.

Интересно, что такое понимание библейской истории было особенно характерно для конца XIV-XV в.85 Так, в «Кентерберийских рассказах» Дж.Чосера поступок Юдифи получал крайне негативную оценку, что подчеркивалось

Многие средневековые авторы любили cравнивать с Юдифью, как с образцом добродетели и набожности, самых разных представительниц королевских домов Европы: Stocker M. Op. cit. P. 67-82.

81 Beati Rabani Mauri Expositio in Librum Judith. Col. 565: "Illis ergo omnibus ornamentis se sancta Ecclesia ornat, quia omnium virtutum decore se illustrare certat".

82 Glossa ordinaria // PL. T. 113. Col. 731-740, здесь Col. 736: "Judith, id est Ecclesia, commendat praesbyteris portam. Id est castrorum Dei sollicitam custodiam, ut pervigili et solerti cura contra hostium insidias semper parati assistant et orationibus muniti".

83 Ci nous dit. Recueil d'exemples moraux / Publie par G.Blangez. P., 1979. T. 1; 1986. T. 2. T. 1. P. 42: "Ci nous dit comment la bele Judith enyvra Oliferne et le tua en dormant pour ce qu'il vouloit destruire Jerusalem; et pendi sa teste aus murs de la cite. Et quant sa gent la virent, si s'en alerent confus. En ceste maniere fusmes nous delivrez d'enfer par la douce vierge Marie, qui est la bele Judith. Et la pardirent И dyables lour pouair et par son dous fruit. Et ainssi sonmes nous par lui delivre des anemis comme ciz de Jurasalem furent d'Oliferne par la bele Judith". Хотя в этом тексте (как и во многих других, включая собственно Библию) постоянно упоминается красота Юдифи, его автор вовсе не хотел в такой завуалированной форме поведать о совершенном ею грехопадении. Как отмечают исследователи, описание красоты тела часто включалось в описание моральных качеств героев (библейских и не только), позволяя создавать их более полный портрет: Uytfanghe M. van. Modeles bibliques dans l'hagiographie // Le Moyen Age et la Bible. P. 449-488.

84 Надо сказать, что Юдифь была далеко не единственной героиней с сомнительной репутацией, с которой сравнивали Жанну д'Арк. Двойственное отношение у средневековых авторов существовало и к Камилле. Если, к примеру, Боккаччо всячески превозносил достоинства этой девы-воительницы, то автор «Энея» (переложения «Энеиды» Вергилия, созданного около 1160 г.) видел в ней, скорее, проститутку. В уста одного из противников Камиллы, троянца Таршона, он вкладывал, в частности, такие слова: «Женщина должна сражаться только ночью, в лежачем положении; тогда она достигнет той же цели, что и мужчина» (Une femme ne doit pas combattre sinon la nuit, en position couchee; alors, elle peut venir a bout d'un homme). См. об этом: Gueret-Laferte M. Op. cit. P. 105-106.

85 Об этом мельком упоминает Оливье Бузи (Bouzy O. Jeanne d'Arc, mythes et realites. St.-Jean-de-Braye, 1999. P. 78). Он, однако, не приводит никаких средневековых текстов в подтверждение своих слов, сосредоточившись на изображениях Жанны д'Арк в образе Юдифи в конце XV-XVI в. Интересно, что на некоторых миниатюрах во французских рукописях XIII в. сцена соблазнения Олоферна представлена совершенно однозначно: сам военачальник изображен на них голым, а Юдифь — без головного убора и/или с распущенными волосами (Мокрецова И.П., Романова В.Л. Французская книжная миниатюра XIII в. в советских собраниях. М., 1983. Т.1: 1200-1270. С. 156, 199; М., 1984. Т.2: 1270-1300. С. 56, 182.). Как любезно сообщил мне О.Бузи, именно так в средние века часто изображались проститутки. Возможно, что здесь, как и в письменных источниках, сказалось влияние византийской традиции. О влиянии византийской школы на западноевропейские изображения библейских сюжетов см.: Gaehde J.E. The Pictorial Sources of the Illustrations to the Books of Kings, Proverbs, Judith and Maccabees in the Carolingian Bible of San Paolo Fuori La Mura in Rome // FMSt. 1975. № 9. S. 359-389, здесь S. 379-383. В искусстве эпохи Ренессанса Юдифь изображали преимущественно в образе проститутки: Stocker M. Op.cit. P. 35-43.

19

противопоставлением героини и Богоматери86 . Часть «Мистерии Ветхого Завета», посвященная Юдифи, почти дословно, как отмечает Андре-Мари Дюбарль, повторяла пассаж из Оригена87. Издатель «Мистерии о Юдифи и Олоферне» Грэм Ранналз считает, что двусмысленные отношения главных героев обыгрывались здесь в каждой фразе88, и сцена в палатке не оставляла никаких сомнений в поведении Юдифи: слуга Вагао говорил своему хозяину и его гостье, что этой ночью они «сделают себе симпатичного маленького Олоферна» 89, а Юдифь сообщала, что, хотя ей, возможно, и грозит диффамация, она отдаст Олоферну свое

90

сердце, и предлагала немедленно лечь в постель90 .

«Плохая» Юдифь действительно вполне подходила на роль блудницы-освободительницы города, как описывала ее в свое время О.М.Фрейденберг: «Как же не вспомнить Юдифи? Правда, библейский миф старается изобразить ее непорочной, но для нас уже совершенно ясна вся линия параллельных образов, сколько бы их ни затушевывали впоследствии: это спасение через акт производительности и пиршества»91. На такую интерпретацию ее образа указывала, как мне кажется, и еще одна интересная тема - тема женщины-города, знакомая многим культурам, но особенно хорошо изученная на библейском материале.

Как известно, Библия наделяла город женской сущностью, называя его «матерью», «вдовой» или «блудницей»92 . В «блудницу» город превращался, отказавшись от веры своих отцов93. Именно это и грозило Ветулии, когда под ее

86 Brown E. Biblical Women in the Merchant's Tale: Feminism, Antifeminism and Beyond // Viator. 1974. Vol. 5. P. 387-412. О негативном восприятии Юдифи в английской средневековой литературе см. также: Stocker M. Op. cit.P. 15,47ff.

87 Dubarle A.-M. Op. cit. P. 113. Об особом месте этой мистерии в культуре французского общества XV в. см.: Dahan G. L'exegese chretienne de la Bible en Occident medievale, XIIe-XIVe siecles. P., 1999. P. 17-18.

88 Runnalls G.A. Judith et Holofernes: mystere religieux ou melodrame comique? // MA. 1989. № 1. P. 75-104. Idem. Introduction // Jean Molinet (?). Le Mystere de Judith et Holofernes / Une edition critique de l'une des parties du "Mistere du Viel Testament", avec une introduction et des notes par Graham A.Runnalls. Geneve, 1995. P. 39-40.

89 Jean Molinet (?). Le Mystere de Judith et Holofernes. V. 2130-2131: "Ung beau petit Holofernes / Ferez ceste nuit".

90 Ibidem. V. 2126-2129: "Je crains fort le diffame, / Mais non pourtant, mon trescher seigneur, / Du tout je vous donne mon cueur. / Couchez vous premier, moy apres."

91 Фрейденберг О.М. Ук. соч. С. 80.

92 Франк-Каменецкий И.Г. Женщина-город в библейской эсхатологии // Сергею Федоровичу Ольденбургу к пятидесятилетию научно-общественной деятельности, 1882-1932. Сборник статей. Л., 1934. С. 535-548; Фрейденберг О.М. Въезд в Иерусалим на осле (Из евангельской мифологии) // Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. М., 1998. С. 624-665, здесь С. 627-630; Аверинцев С.С. К уяснению смысла надписи над конкой центральной апсиды Софии Киевской // Древнерусское искусство. Художественная культура домонгольской Руси. М., 1972; Топоров В.Н. Текст города-девы и города-блудницы в мифологическом аспекте // Топоров В.Н. Исследования по структуре текста. М., 1987. С. 121-133; Cohn N. Les fanatiques de l'Apocalypse. P., 1983. P. 19-20.

93 Франк-Каменецкий И.Г. Ук. cоч. С. 545-547; Он же. Отголоски представления о матери-земле в библейской поэзии // Язык и литература. Л., 1932. Т. 8. С. 121-136, здесь С. 122-125; Cothenet E. Jerusalem, de

20

стенами появились войска Навуходоносора: она была готова сдаться - т.е. стать проституткой. В этом контексте конфликт Юдифи и Олоферна имел безусловно религиозный характер: узнав о решении старейшин открыть ворота, молодая женщина отправилась в лагерь врага, где сама приняла на себя роль блудницы, победила и освободила родной город от необходимости принять чужого бога. В этом противостоянии, как мне кажется, Юдифь заменила собой город, исполнила его предназначение. И ее образ таким образом не мог восприниматься как только положительный - он всегда оставался двойственным94.

Пытаясь найти отголоски этой двойственности в восприятии Жанны д'Арк ее современниками, я обратила внимание на два любопытных свидетельства, появившихся еще до того, как Жанна попала в плен и предстала перед судом. Так, Анри де Горкум в "De quadam puella" отмечал, что Жанна, переодевшись в мужской костюм, поступила даже хуже Есфирь и Юдифи, которые при всей соблазнительной роскоши своих нарядов, сохранили все же женское платье95. А в уже упоминавшейся выше переписке советников Карла история библейской героини (правда, в несколько завуалированном виде) была использована архиепископом Жаком Желю, пытавшемся предупредить дофина от встречи со странной, никому не известной девушкой. Желю писал, что доверять женщине опасно, и приводил в качестве примера императора Александра, к которому явилась некая королева, рассчитывавшая завоевать его любовь, чтобы затем убить его96. Впрочем, сделать ей это так и не удалось, поскольку планы ее оказались раскрыты. Желю считал, что Жанной могут двигать похожие мотивы, и всячески настаивал, чтобы Карл не оставался с ней наедине и не подходил к ней близко97.

la cite de David a la cite-epouse de l'Apocalypse // La Bible, images, mythes et traditions. P., 1995. P. 187-198, здесь Р. 189.

94 Любопытно, что в некоторых изданиях Библии XVII в. «Книге Юдифи» были предпосланы своеобразные «Предупреждения» (Avertissements), в которых читателям пытались объяснить всю сложность и неоднозачность поступка героини. См., например: Bible. Ancien Testament. Tobie, Judith et Esther traduits en francois, avec une explication tiree des saints Peres et des auteurs ecclesiastiques. P., 1689. T.1. P. 185-194. Двойственности образа Юдифи в восприятии людей позднего средневековья и нового времени посвящена работа Маргариты Стокер: StockerM. Op. cit.

95 По мнению Деборы Фрайоли, трактат "De quadam puella" вполне мог помочь руанским судьям при вынесении приговора, поскольку вопрос о мужском костюме и нарушении библейского запрета рассматривался в нем впервые и во всех подробностях. Хотя никаких сведений о том, что трактат был известен англичанам и их союзникам бургундцам, у нас нет: FraioliD. Joan of Arc: The Early Debate. P. 40-43.

96 Дебора Фрайоли полагает, что, учитывая идентичность сюжета, речь все же шла о Юдифи и Олоферне: Ibidem. P. 19-20.

97 Fornier M. Op. cit. P. 315-316. Свое мнение о Жанне Ж.Желю изменил, как известно, только после ее победы под Орлеаном, что отразилось в его "Dissertatio".

21

Библейская история была, конечно, известна и противникам нашей героини. Наиболее любопытная ее интерпретация принадлежит, пожалуй, Парижскому горожанину. Давая собственную оценку тому факту, что Жанна - после стольких побед - не смогла взять Париж, он сравнивал ее с … Олоферном, чьим замыслам Господь не дал осуществиться, послав к нему Юдифь98 . Оправдывая успех парижан проявлением Божьей воли, автор «Дневника», возможно, сам того не зная, включался в заочную полемику, развернувшуюся между англичанами и французами по вопросу о справедливом характере Столетней войны. И, как мне кажется, история Юдифи была использована в этом споре как сторонниками, так и противниками Жанны д'Арк.

***

Понятию справедливой войны, его развитию у средневековых теологов и канонистов посвящена огромная литература", поэтому нет смысла подробно останавливаться здесь на его истории. Скажу лишь, что основные положения этой теории были разработаны Августином и Фомой Аквинским.

У Августина, пережившего в 430 г. осаду Гиппона вандалами100, впервые прозвучала идея о том, что война сама по себе не является грехом, если ведется без жестокости и для достижения мира, чтобы наказать людей недостойных и спасти добродетельных. Он также считал, что война возможна в том случае, когда народ, начавший ее, берется устранить какую-то несправедливость, вернуть себе то, что было отнято у него незаконно. Эти положения были затем восприняты Грацианом, включившим их в свой «Декрет» наравне с некоторыми другими идеями, заимствованными им у прочих средневековых авторов101. Так, в «Декрете» впервые появилось определение справедливой войны (данное ей в свое время Исидором

Journal d'un bourgeois de Paris. §. 519. P. 267: "Pucelle, qui leur avait promis que sans nulle faute ils gagneraient a celui assaut la ville de Paris par force… mais Dieu qui mua la grande entreprise d'Holoferne par une femme nommee Judith ordonna par sa pitie autrement qu'ils ne pensaient". Колетт Бон, комментируя этот отрывок, отмечает, что «сравнение подобрано крайне неудачно» (Ibidem. P. 267, n. 186). Ее недоумение легко понять, если учесть, что история Юдифи и Олоферна, особенно применительно к эпопее Жанны д'Арк, всегда интерпретируется одинаково: Жанна сравнивается с доблестной и благочестивой Юдифью, и никакие иные трактовки, которые могли бы существовать у средневековых авторов, в рассчет не принимаются.

99 См. прежде всего: Regout R. La doctrine de la guerre juste de St.Augustin a nos jours d'apres les theologiens et les canonistes catholiques. P., 1935; Solages B. La theologie de la guerre juste, genese et orientation. P., 1946; Russell F.H. The Just War in the Middle Ages. Cambridge, 1975.

100 Осада Гиппона в 430 г. позднее часто сравнивалась с осадой Орлеана в 1428-1429 гг.: Duparc P. Etude juridique des proces, contribution a la biographie de Jeanne d'Arc // PN, 5,194.

101 Hubrecht G. La "juste guerre" dans le "Decret" de Gratien // Studia Gratiana. 1955. T. 3. P. 161-177; Idem. La juste guerre dans la doctrine chretienne des origines au milieu du XVIe siecle // Recueils de la Societe Jean Bodin. 1961. T. 15. P. 107-123.

22

Севильским) - как войны освободительной или как отражения нападения врага; обоснование права ответить силой на насилие, а также права начать войну в случае необходимости102 . В середине XIII в. Фома Аквинский, повторив три основных принципа ведения справедливой войны - auctoritas principis (ведение войны под руководством высшей власти, Бога или правителя), causa justa (законное основание для начала военных действий), intentio recta (разумные намерения воюющих) - внес в них некоторые уточнения. В частности, он считал, что в конце войны должен быть заключен мир, а задачей любого правителя является защита своего народа для всеобщего блага.

К XV в. в Европе существовала масса самых разнообразных сочинений, затрагивавших вопрос ведения справедливой войны. Немалое их количество было создано в Англии, где проблема обоснованности притязаний англичан в Столетней войне оставалась крайне актуальной на протяжении XIV-XVI столетий103. Особое внимание здесь уделялось развитию тезиса о том, что справедливая война является по сути своей священной, ведущейся для защиты христианской веры и восстановления высшей справедливости. Роль Божественного провидения в Столетней войне для английских авторов была первостепенной, ибо Господь один мог даровать победу. С этой точки зрения, особенно интересным представляется восприятие войны как аналога Божьего суда, в котором спорящими сторонами выступали французы и англичане, а победа доставалась последним, поскольку сражались они за правое дело. Свое решение Господь подтверждал всякого рода знаками (чудесами). К ним, в частности, относились постоянные военные неудачи французов; голод и чума, поразившие их земли; отсутствие елея в сосуде перед коронацией Филиппа Валу а и неспособность последнего излечивать золотуху104.

Однако очень похожие аргументы использовали в своих пропагандистских целях и сторонники дофина Карла105. Еще весной 1429 г. в анонимной латинской

102 Война в случае необходимости позднее стала рассматриваться как война для всеобщего блага. См., например: Beaumanoir Ph. de. Coutumes de Beauvaisis. § 1510: "…pourlecommunpourfitduroiaume…”.

103 На русском языке по данной проблематике см. недавнюю работу: Калмыкова Е.В. Исторические представления англичан XIV-XVI вв. о Столетней войне. Формирование английского национального самосознания. Диссертация … канд. ист. наук. М., 2002.

104 Я опираюсь здесь на сведения, почерпнутые в: Калмыкова Е.В. Ук. соч. С. 222-289 (Глава 3: Идея ведения справедливой войны в английской исторической мысли XIV-XVI вв.); C. 290-317 (Глава 4: Представление английских хронистов о роли божественного провидения в Столетней войне).

105 Об использовании идеи справедливой войны в профранцузской пропаганде подробнее см.: Duparc P. Etude juridique. P. 193-205; Contamine Ph. La theologie de la guerre a la fin du Moyen Age: la guerre de Cent Ans fut-elle une guerre juste? // Jeanne d'Arc, une epoque, un rayonnement. P. 9-21.

23

поэме (бретонского, как полагают исследователи, происхождения) появление Жанны д'Арк связывалось с поражением, которое англичане потерпят вскоре от Господа, и с близким концом войны, когда наступит мир и возвратятся любовь, милосердие и старые добрые отношения106 . Описывая победу Жанны под Орлеаном, Панкрацио Джустиниани замечал, что «это случилось потому, что в его интересах (в интересах Господа Бога - О.Т.) было, чтобы англичане, у которых много сил, проиграли…Да пребудет Господь всемогущий, и пусть он молится за благо христиан!»107. О том, что сам Господь направляет Жанну д'Арк, писала и Кристина Пизанская108, а наиболее ясно мысль об избранности французского народа и особом отношении к нему Господа выразил в 1456 г. Матье Томассен: «Таким образом восстановление и отвоевание Франции было чудом. И пусть знает каждый, что Господь показывал и показывает ежедневно, что он любил и любит французское королевство и специально избрал его в качестве своего наследия, чтобы, с Божьей помощью, поддерживать и устанавливать католическую веру, а потому Господь не хочет его гибели. Но из всех знаков любви, которые Господь даровал Франции, не было другого такого же великого и чудесного, как эта Дева»109.

106 Эберхард Виндеке включил эту поэму в текст своей «Книги об императоре Сигизмунде»: "Et si tanta viris mens est se jungere bello / Arma sequique sua, quae tunc parat alma Puella, / Credite fallaces Anglos succumbere morti; / Marte puellari Gallis sternentibus illos. / Et tunc finis erit pugnae, tunc foedera prisca, / Tunc amor et pietas et cetera jura redibunt, / Certabunt de pace viri, cunctique favebunt / Sponte sua regi, qui rex liberabit et ipsis / Cunctis justitiam, quos pulchra pace fovebit [….]". - Lefevre-Pontalis G. Les sources allemandes. Р. 154-155. Идея защиты Жанной д'Арк христианской веры была близка и самому автору. В его хронике имеется пассаж, где говорится о подготовке Жанны к «битве с неверными». К сожалению, из контекста невозможно понять, идет ли речь об англичанах или о настоящем Крестовом походе: "Und seite ime dobi, wie ein strit solte beschehen gegen den Ungloibigen, do solte ire parthie gesigen, und in dem strit wolt sie ir jungfrouwelicheit Got bevelhen und darzu ire sele ufgebende, wanne sie solte sterben". - Ibidem. P. 188-189.

107 Chronique d'Antonio Morosini. P. 38-39: "E questo perche per luy fa, che questi Ingelexi sia arquanto batudi che ly son potenti, e ly altry verizando, se vada chonsumando con grando afano. E Dio, che puo tuto, sia e priega al bem de Christiani!".

108 Christine de Pizan. Ditie. V. 249-253: "Et sa belle vie, par foy, / Monstre qu'elle est de Dieu en grace; /[…] Car, quoy qu'elle face, / Toujours a Dieu devant la face".

109 Thomassin M. Registre Delphinal. P. 312: "Par ainsi, le restaurement de France et recouvrement a este moult merveilleux. Et sache ung chascun que Dieu a monstre et monstre ung chascun jour qu'il a aime et aime le royaume de France et Га especialement esleu pour son propre heritage, et pour, par le moyen de luy, entretenir la saincte foy catholique et la remettre de tout sus; et par ce Dieu ne le veut pas laisser perdre. Mais sur tous les signes d'amour que Dieu a envoyez au royaume de France, il n'y en a point eu de si grant ne de si merveilleux comme ceste Pucelle". Идея избранности французского народа была близка не только авторам, писавшим о Жанне д'Арк. В одной из поэм Эсташа Дешана можно встретить такие строки: «Франция, ты — Иерусалим: это чувствует / и может почувствовать иностранная держава» (France, tu es Jherusalem: ce sente / Et puet sentir estrange nascion). Подробнее об этом см.: Lassabatere T. Sentiment national et messianisme politique en France pendant la guerre de Cent ans: le theme de la Fin du monde chez Eustache Deschamps // Bulletin de l'Association des Amis du Centre Jeanne d'Arc. 1993. № 17. P. 27-56.

24

Действия Жанны рассматривались в трактатах теологов и канонистов, принявших участие в процессе по ее реабилитации, в строгом соответствии с теорией справедливой войны, изложенной у Августина и Фомы Аквинского110. Самым кратким из всех авторов оказался, пожалуй, инквизитор Франции Жан Бреаль, ограничившийся парой цитат из Августина об отсутствии жестокости и корыстных интересов в действиях того, кто ведет справедливую войну, о его

111 тт

стремлении к миру и подчинении высшей власти111 . Не слишком оригинальным был и Эли де Бурдей, подробно пересказавший рассуждения Фомы Аквинского о трех основных принципах ведения справедливой войны112. Те же принципы кратко перечислил Мартин Берруеш, однако он счел необходимым остановиться на причинах, которые подвигли Жанну к участию в войне: по его мнению, она сделала это, чтобы освободить французское королевство от обрушившихся на него несчастий 114 и восстановить Карла в его правах, тиранически попранных англичанами115. На освободительный характер войны указывали в своих трактатах Жан де Монтиньи116 и Робер Цибуль117. Захватчиками называл англичан Жан Бошар, особо подчеркивая при этом, что Жанна обращалась с ними милосердно118. О стремлении Жанны к непролитию крови и к скорейшему заключению мира писал также Робер Цибуль119. Таким образом, война, которую она вела, была направлена на достижение общественного блага 12°, а она сама была избрана

110 Подробный анализ высказанных на процессе по реабилитации мнений см.: Duparc P. Etude juridique. P. 194-201.

111 Recollectio f. Johannis Brehalli. P. 467-468.

112 Opus reverendi patris domini Helie, episcopi Petragoricensis, in processum Johanne condam electe a Deo puelle // PN, 2, 40-156, здесь 113: "In quibus, licet multa requirantur antequam bella justa censeantur, tamen tria sunt necessaria, secundum beatum Thomam".

113 Opinio domini Martini Berruier episcopi Cennomanensis // PN, 2, 219-257, здесь 231: "Itaque quod gessit fuit justa causa, et intentio recta et auctoritas publica, scilicet domini nostri regis et, ut ipsa asserebat, suprema auctoritas Dei eam mittentis".

114 Ibidem. P. 230: "Cum itaque ipsa Johanna ad liberandum hoc regnum ab his calamitatibus et miseriis se missam dixerit".

115 Ibidem: "Sed et justa fuit causa ob quam missam se asseruit, videlicet ut dominus noster rex Karolus restitueretur in regnum suum et subditi sui, quos tyrranica potestate Anglici sibi subegerant".

116 Opinio domini Johannis de Montigny decretorum doctoris // PN, 2, 266-317, здесь 283: "…quod bellum potest dici deffensivum et non invasivum".

117 Tractatus magistri Roberti Cibole // PN, 2, 346-400, здесь 373: "Non enim dixerunt ei quod interficeret aut occideret Anglicos, regis Francie adversarios, sed quod repelleret eos, quod expelleret a regno".

118 Opinio domini Johannis Bochardi Abrincensis episcopi // PN, 2, 257-265, здесь 260: "…verum etiam ex circumstantiis actuum et operationum ipsius Puelle, que ipsos Anglicos gratis ante cujuscumque insultus seu belli aggressum, misericorditer procedens, dulciter monuit et summavit".

119 Tractatus magistri Roberti Cibole. P. 357: "…. ipsa, ut in processu confessa est, portabat vexillum pro evitando ne ipsamet interficeret adversarios quibus etiam ante omnia pacem offerebat…. et nunquam hominem interfecit".

120 Opus reverendi patris domini Helie. P. 138: "…ipsa videtur venisse ad subventionem regni et populi et non ad impugnationem et divisionem". Opinio domini Johannis de Montigny. P. 284: "…. pro utilitate publica conservanda".

25

111

Господом для выполнения этой миссии121 . В целом же все авторы без исключения признавали, что действия Жанны были абсолютно законны и полностью соответствовали понятию справедливой войны122 .

Свидетельством тому являлась победа под Орлеаном, воспринятая как чудо, как знак Свыше123 . «Это сделано Господом,» - кратко замечал Жан Жерсон в "De mirabili victoria"124 и добавлял: «…ясные знаки указывали, что Царь небесный выбрал ее (Жанну - О.Т.) в качестве своего знаменосца, дабы наказать врагов правого дела и оказать помощь его сторонникам»125. «В субботу…, седьмого мая, милостью Господа Нашего и как по волшебству…была снята осада с крепости Турель, которую держали англичане…,» - писал современник событий, орлеанец Гийом Жиро126 . «Никогда чудо, насколько я помню, не было столь очевидно, поскольку Господь помог своим сторонникам,» - восклицала Кристина

1 ОН

Пизанская127 . Да и сама Жанна, как отмечал Панкрацио Джустиниани, казалась современникам настоящим чудом: «…многим шевалье…кажется, что она -

128

великое чудо, когда они слышат, как она говорит о столь значительных вещах»128 . Даже некоторые противники дофина Карла отмечали, сами того не желая, особый характер победы под Орлеаном. Так, Энгерран де Монстреле писал, что Жанне удалось взять «весьма защищенный форт на мосту (Турель - О.Т.), который был укреплен чудесным образом»129.

121 Opinio domini Martini Berruier. P. 231: "Dicta Puella, priusquam moveret bellum contra Anglicos, per suas litteras monuit eos exparte Dei celi ut ab hoc regno recederent". Tractatus magistri Roberti Cibole. P. 373: "…quod placebat Deo id fieri per unam simplicem puellam pro repellendo adversarios regis".

122 Анализ многочисленных свидетельств современников о военной карьере Жанны и божественном характере ее миссии см. в: DeVries K. A Woman as Leader of Men: Joan of Arc'a Military Career // Fresh Verdicts. P. 3-18.

123 Об особенностях термина «чудо» в применении к военным победам Жанны д'Арк см.: Duparc P. Jeanne d'Arc controversee // Bulletin de la Societe historique de Compiegne. 1982. T. 28. P. 217-229, здесь Р. 225-229; Contamine Ph. Signe, miracle, merveille. Reactions contemporaines au phenomene Jeanne d'Arc // Miracles, prodiges et merveilles au Moyen Age. XXVe Congres de la S.H.M.E.S., Orleans, juin 1994. P., 1995. P. 227-240.

124 Gerson J. De mirabili victoria. P. 38: "A Domino factum est istud".

125 Ibidem. P. 39: "…ex certis signis elegit Rex celestis, tanquam vexilliferam ad conterendos hostes justitie et amicos sublevandos".

126 Girault G. [Note] // Quicherat J. Op. cit. T. IV. P. 283: "Le samedi… VIIe jour dudit mois de may, par la grace Nostre Seigneur et aussi comme par miracle,….. fut leve le siege que lesdiz Anglois avoient mis es Thorelles" .

127 Christine de Pizan. Ditie. V. 260-261 : "Onc miracle, si com je tiens / Ne fut plus cler, car Dieu aux siens / Aida…".

128 Chronique d'Antonio Morosini. P. 52-53: "… molty chavaliery…apar eser gran miraсolo, abiandola aldida raxionar de tante notabel cose de quela".

129 La chronique d'Enguerran de Monstrelet en deux livres avec pieces justificatives, 1400-1444 / Publiee par L.Douet-d'Arcq. P., 1860. T. 4. P. 321: "Et le samedi ensuivant, assailly par grand vaillance et de tres forte voulente, la tres forte bastille du bout du pont, qui merveilleusement et puissanement estoit fortifiee".

26

Снятие осады с Орлеана доказывало, что Господь - на стороне французов и Жанны д'Арк, и англичанам не оставалось ничего другого, как только опорочить сам факт ее побед. Об этом свидетельствует, в частности, письмо герцога Бедфорда, направленное им Карлу VII в сентябре 1429 г. В нем регент Франции заявлял, что победы французов добыты не «мощью и силой оружия», а при помощи «испорченных и подверженных суевериям людей, а особенно этой непристойной и уродливой женщины, которая одевается как мужчина и ведет развратный образ жизни»130 . В так называемом «Английском ответе» на "Virgo puellares" (сочинение, подтверждавшее божественный характер миссии Жанны) говорилось о справедливом характере войны, начатой англичанами, а французская героиня объявлялась не просто «проституткой, переодевшейся девственницей», но и «женщиной, выдающей себя за девственницу»131. Распутницей и проституткой, по свидетельству очевидцев, называл Жанну и уже знакомый нам прокурор трибунала Жанд'Эстиве132.

Именно в этой трактовке событий - победы, достигнутой благодаря проститутке, а не в честном бою - можно, как мне кажется, увидеть отражение истории «плохой» Юдифи - той, что спасла родной город, пойдя на обман и совершив грехопадение. Действия обеих женщин расценивались в данном случае как незаконные и несправедливые.

***

Однако, как считают исследователи133, на обвинительном процессе не было сказано ни слова о несправедливом характере военных действий, предпринятых Жанной против англичан, а в списке д'Эстиве отсутствовала статья, специально посвященная данному вопросу. Этот «пробел» кажется странным и вызывает удивление хотя бы потому, что на процессе по реабилитации, призванном

130Monstrelet E. de. Chroniques // Quicherat J. Op. cit. T. IV. P. 382: "…et vous aydiez plus de gens supersticieux et reproucies, comme d'une femme desordonnee et diffamee, estant en habit d'homme et de gouvernement dissolut".

131 Fraioli D. Joan of Arc: The Early Debate. Р. 66-67: "meretrix quoque dicta puella", "virgo viraginea". «Английский ответ» на "Virgo puellares" до сих пор не издавался. Он готовится к публикации в Центре Жанны д'Арк в Орлеане вместе с другими текстами, входившими в четвертый и пятый тома классического издания Ж.Кишра. Об устойчивом восприятии Жанны как проститутки в английских источниках см.: Warner M. Op. cit. P. 103-110.

132 PN, 1, 349: "…et vocavit eam paillardam, dicendo: "Tu, paillarda, comedisti halleca et alia tibi contraria" (свидетельство Жана Тифена). PN, 1, 351: "… supervenit quidam magister Johannes de Estiveto, qui habuit certa verba injuriosa cum dicta Johanna, et eam vocavit putanam, paillardam" (свидетельство Гийома де ла Шамбра).

133 См. прежде всего: Duparc P. La delivrance d'Orleans. P. 156.

27

развенчать все обвинения, выдвинутые против Жанны в 1431 г., тема справедливой войны стала одной из основных.

С формальной точки зрения это несоответствие можно было бы объяснить характером обвинительного процесса. Всеми без исключения исследователями он признается церковным, т.е. рассматривавшим вопросы веры, а передача Жанны светским властям после вынесения приговора преподносится лишь как следствие ее «вероотступничества»134. Тем не менее, анализ списка д'Эстиве позволил, как мне кажется, уточнить до некоторой степени эту, ставшую уже классической схему.

***

Безусловно, обвинение в вероотступничестве как нельзя лучше соответствовало характеру процесса: дела о ереси всегда оставались в ведении церкви135, тогда как колдовство (не говоря уже о проституции) еще с конца XIV в. рассматривалось во Франции как светское преступление 136 . Однако, как показывает анализ обстоятельств, при которых Жанна была передана судебным властям, этот процесс не должен был стать исключительно церковным. По мнению П.Дюпарка137, в 1431 г. была допущена грубая процессуальная ошибка, отмеченная в 1456 г. в материалах по реабилитации:

- Жанну захватили на поле битвы, следовательно, она была военнопленной, что подтверждается тем фактом, что за нее был уплачен выкуп 138, чего не полагалось делать в том случае, если человек обвинялся в преступлениях против веры и должен был быть выдан церковным властям. - - О еретических взглядах Жанны никто ничего не знал - и именно потому, что основным ее занятием на тот момент были военные операции (т.е. обвиняться она могла теоретически лишь в преступлениях, подпадающих под юрисдикцию светского суда). -

134 Pernoud R. Jeanne d'Arc par elle-meme et par ses temoins. P., 1962. P. 195-269; Tisset P. Op. cit. P. 17; Bouzy O. Jeanne d'Arc, mythes et realites. Р. 127; Beaune С Jeanne d'Arc. P. 13, 269. На русском языке: Райцес В.И. Ук. соч. С. 180-193.

135 В связи с этим представляется интересным замечание Пьера Дюпарка о том, что Карл VII, решив оправдать Жанну, был вынужден обратиться к церковным властям: процесс о ее реабилитации тоже мог проходить только в церковном суде (Duparc P. Etude juridique. P. 7-8).

136 См. прим. 17.

137 Duparc P. Etude juridique. P. 65-67, 78.

138 Любопытно, что П.Тиссе, подробнейшим образом описывающий процедуру внесения выкупа и сравнивающий ее с другими похожими случаями, отказывался считать Жанну военопленной (Tisset P. Op. cit. P. 6-13).

28

- Попав в руки епископа Кошона, Жанна на протяжении всего процесса оставалась в светской тюрьме, ее охраняли английские солдаты, хотя церковный характер ее дела предполагал помещение обвиняемой в церковную тюрьму, с более

139

мягким режимом содержанием и охраной, состоящей из женщин139 .

На процессе по реабилитации отмечалось и еще одно важное нарушение процедуры: отсутствие в материалах дела решения светского суда, которому Жанна была передана для приведения приговора в исполнение. По правилам, утвержденным еще в конце XIII в.140, бальи Руана не мог сразу же отправить обвиняемую на костер: он должен был изучить материалы дела и подтвердить справедливость приговора своим собственным постановлением. Однако, никаких дополнительных слушаний проведено не было, и приговор светского суда не был зачитан вслух перед казнью.

Об отсутствии приговора упоминали очевидцы событий - Жан Масьё141, Пьер Кускель142, Гийом Колль143, Жан Моро144. Жан Рикье145, Жан Фав146 и Пьер Дарон147 отмечали состояние небывалой спешки, в котором пребывали судьи Жанны. Они так торопились доставить осужденную на место казни, что, как вспоминал Можье Лепармантье, он так и не смог понять, был ли зачитан вслух светский приговор148. Нарушение процедуры тем сильнее бросалось в глаза, что на процессе присутствовал бальи Руана со своими помощниками: об этом говорили видевшие его собственными глазами Пьер Бушье 149, Изамбар де Ла Пьер150,

139 Все эти несоответствия были суммированы в «Сводном изложении» Жана Бреаля: Recollectio f. Johannis Brehalli. P. 518-522.

140 См., например: Beaumanoir Ph. de. Coutumes de Beauvaisis. § 311: "Toutes accusations de foi…la connoissance en apartient a sainte Eglise…quant aucuns est condamnes comme bougres par l'exeminacion de sainte Eglise le doit abandonner a la justice laie et la justice laie le doit ardoir".

141 PN, 1, 210: "…dicit quod… dicta Johanna fuir derelicta a viris ecclesiasticis. Quibus recessis, fuit ducta, absque sentencia alicujus judicis secularis, ad locum supplicii".

142 PN, 1,220: "…. dicit quod audivit articulum esse verum quia nulla fuit data sententia per judicem secularem".

143 PN, 1,439-440: "…post cujus sententie prolationem, fuit illico captaper seculares, et ducta, absque alia sententia sive processu, tortori ad comburentum".

144 PN, 1, 464: "Et vidit quod post predicationem fuit tradita cuidam clienti; et ibidem cliens tradidit eam tortori, absque et cessante eo quod aliqua fuerit sententia prolata per baillivum".

145 PN, 1, 242: "…dicit quod, predicatione ultima facta, fuit derelicta a viris ecclesiasticis, et statim vidit quod clientes et Anglici armati eam receperunt, ac directe ad locum supplicii duxerunt; neque vidit quod aliqua sententia fuit lata a judice seculari" (курсив мой - О.Т.). См. также: Ibidem. P. 461.

146 PN, 1,244: "…dicit quod nonpercepit quod fuerit aliqua sententia seu condempnatio lata per judicem secularem; sed directe ducta fuit ad supplicium" (курсив мой - О. Т.).

147 PN, 1, 470: "…et vidit eam tradi et dimitti justitie seculari, et postquam fuit justitie seculari relicta, sine aliquo intervallo et absque alia sententia judicis laici, ipsa Johanna fuit tradita tortori" (курсив мой - О.Т.).

148 PN, 1, 457: "Et illico sententia lata per episcopum, sine quocumque intervallo, fuit ducta ad ignem; nec percepit quod aliqua sententia per judicem laicum fuerit lata" (курсив мой - О.Т.).

149 PN, 1, 202: "…dicit quod, sententia lata per judicem ecclesiasticum, fuit ducta ad scafaldum ballivi per clientes regios; in quo scafaldo erant ballivus et alii officiarii seculares" (курсив мой - О.Т.).

29

Мартин Ладвеню151. Однако, по свидетельству Гийома Маншона, представитель светской власти не пожелал уделить Жанне должного внимания, приказав сопровождавшим ее солдатам: «Уводите, уводите»152 .

Несоответствия принятой процедуре наиболее полно были изложены в показаниях Лорана Гедона, занимавшего в 1431 г. должность лейтенанта бальи, а в 1456 г. - должность адвоката в светском суде Руана. Будучи юристом, справедливость собственных суждений он подтверждал ссылкой на похожий прецедент, имевший место некоторое время спустя после процесса Жанны д'Арк: «…заявил, что он присутствовал на Старом Рынке в Руане, когда была прочитана последняя проповедь, и находился там вместе с бальи, поскольку являлся тогда лейтенантом бальи. И был зачитан приговор, по которому Жанна передавалась в руки светского суда. Сразу же после того, как был объявлен этот приговор, без промедления, она была передана бальи; затем палач, не ожидая, чтобы бальи или свидетель153 , которым надлежало вынести [свой] приговор, произнесли его, схватил Жанну и отвел ее туда, где были уже приготовлены дрова [для костра] и где она была сожжена. И ему (свидетелю - О. Т.) показалось, что это было сделано с нарушением процедуры, поскольку спустя некоторое время некий преступник по имени Жорж Фольанфан был точно так же, после вынесения приговора церковным судом, передан суду светскому, затем этот Жорж был отведен на рыночную площадь, и ему был зачитан светский приговор. Таким образом он не был казнен столь же быстро»154.

150 PN, 1, 224: "…dicit quod scit quod non fuit lata aliqua sententia per judicem secularem, quia ibidem presens erat" (курсив мой - О. Т.).

151 PN, 1, 236: "…dicit quod certus est quod, postquam fuit derelicta ab Ecclesia, fuit capta per Anglicos armatos,…et absque quacumque sententia judicis secularis, quamvis ballivus Rothomagensis et Consilium curie secularis assisterent ibidem" (курсив мой — О. Т.).

152 PN, 1, 218: "…et audivit quod, postprolationem sententie judicis ecclesiastici et derelictionem ejusdem Johanne, fuit ducta ad ballivum ibi presentem, qui, absque alia deliberatione aut sententia, faciens signum cum manu, dixit: "Ducatis, ducatis". Et sic fuit ducta ad locum supplicii". См. также: Ibidem. P. 427.

153 Имеется в виду сам Лоран Гедон: в материалах дела о нем говорится в третьем лице.

154 PN, 1, 458-459: "…deponit quod ipse fuit in ultima predicatione facta in Veteri Foro Rothomagensi, et ibi erat cum baillivo, quia tunc ipse loquens erat locum tenens baillivi; et fuit lata quedam sententia per quam ipsa Johanna relinquebatur justitie seculari. Post cujus sententie prolationem, illico et sine intervallo, ipsa posita in manibus baillivi, tortor, sine plure, et absque eo quod per baillivum aut loquentem, ad quos spectabat ferre sententiam, aliqua ferretur sententia, accepit eamdem Johannam, et eam duxit ad locum ubi erant jam ligna parata et ubi combusta est. Et sibi videbatur non bene processum, quia paulo post quidam malefactor, vocatus Georgius Folenfant, fuit pari modo redditus per justitiam ecclesiasticumjustitie seculari per sententiam; post quam sententiam fuit ipse Georgius ductus a la cohue, et ibidem per justitiam secularem condempnatus, nec ita repente fuit ductus ad supplicium". О процессе Жоржа Фольанфана упоминал и Мартин Ладвеню (Ibidem. P. 443-444).

30

И все же заседание светского суда вполне могло изначально планироваться. Об этом, как мне кажется, свидетельствует первая часть списка д'Эстиве, посвященная светским преступлениям Жанны: занятиям колдовством и проституцией. Основание для подобной гипотезы дает сравнение с близким по времени и по существу дела процессом Жиля де Ре, также обвиненного в колдовстве и ереси и сожженного на костре в 1440 г. Предварительное обвинение, выдвинутое против бретонского барона, состояло из 49 статей и включало все его проступки - от вооруженного нападения на замок Сен-Этьен-де-Мер-Морт и многочисленных убийств малолетних детей до занятий алхимией и вызова Дьявола. Дело Жиля де Ре было рассмотрено как церковным, так и светским судами и завершилось вынесением двух приговоров155.

Так - в идеале - должно было случиться и с Жанной д'Арк, хотя теперь мы вряд ли узнаем, почему руанские судьи пошли на нарушение процедуры. Было ли это результатом спешки и желанием поскорее избавиться от сложного и неоднозначного процесса и от странной обвиняемой - или причина крылась в другом, уже не важно. Интерес для нас в данном случае представляют не ошибки следствия, а внутренняя логика списка д'Эстиве, указывающая, что изначально планировалось провести несколько иной процесс, вернее, два процесса, светский и церковный, в полном соответствии с нормами права. Следовательно, и сам список вовсе не являлся документом, содержащим исключительно «ложь и выдумки». Напротив, обвинение было составлено по всем правилам и включало всю информацию, известную о Жанне д'Арк, все преступления, которые она могла совершить.

Если бы светский процесс все же состоялся, его основой стали бы два пункта, предусмотрительно включенные д'Эстиве в общий список - колдовство и проституция. Обвинение в колдовстве (как справедливо отмечают те же исследователи, что так настаивают на церковном характере процесса) поставило бы под сомнение законность притязаний на королевский трон дофина Карла,

155 Подробнее о процессе Жиля де Ре см. ниже, главу «Сказка о Синей Бороде».

31

доверившегося обычной ведьме156. Его власть, полученную не от Бога, а из рук пособницы Дьявола, невозможно было бы признать законной157.

Что же касается обвинения в проституции - такого незаметного и незначительного на первый взгляд - то ему, как мне кажется, была уготована особая и весьма важная роль. Об этом, в частности, свидетельствует то внимание, которое было уделено вопросу о девственности Жанны на процессе по реабилитации. Снова и снова возвращаясь к этой теме, судьи тем самым стремились свести на нет любые домыслы о якобы распутном образе жизни нашей героини158. Подробно на обвинении Жанны в проституции останавливался и Тома Базен, специально изучавший материалы ее дела: «Но она утверждала, что дала обет безбрачия и что она исполнила его. И хотя она долгое время находилась среди солдат, людей распущенных и аморальных, ее ни в чем нельзя было упрекнуть. [Скажу] больше: женщины, которые ее осматривали и проверяли, не смогли ничего найти [предосудительного] и объявили ее девственницей»159.

Вполне возможно, что обвинение в проституции изначально планировали связать с обвинением в колдовстве. Здесь д'Эстиве мог использовать известные ему материалы ведовских процессов, для которых подобная зависимость являлась само собой разумеющейся. Однако в данном случае речь шла не о реальных фактах биографии обвиняемой, поскольку девственность Жанны подтверждалась не один раз и, в том числе, уже во время процесса. Обвинение в проституции, выдвинутое против нее, следует рассматривать исключительно в символическом ключе - точно так же, как историю Юдифи. Если допустить, что в основе этого обвинения лежала

156 Подробный анализ статей, посвященных колдовству, и тех обвинений, которые они могли бы в итоге породить см. в: Warner M. Joan of Arc: A Gender Myth // Joan of Arc. Reality and Myth / Ed. by J.van Herwaarden. Hilversum, 1994. P. 97-117.

157 Beaune C. Jeanne d'Arc. P. 275. Вопрос о правах Карла на французский престол и их законном характере также находился в центре внимания судей на процессе по реабилитации. Как полагает Чарльз Вуд, коронация дофина не являлась, возможно, одной из задач, которые ставила перед собой изначально Жанна д'Арк, стремившаяся прежде всего снять осаду с Орлеана. Но в 1456 г. проблема легитимности власти французского короля казалась его сторонникам более значительной, а потому кто-то из них вполне мог уничтожить т.н. «Книгу Пуатье», где об этом не говорилось ни слова: Wood C.T. Joan of Arc's Mission and the Lost Record of Her Interrogation at Poitiers // Fresh Verdicts. P. 19-29. О роли, которую отводили Жанне д'Арк в восстановлении политической целостности французского королевства во второй половине XV в., см. также: Hanawalt B. A., Noakes S. Trial Transcript, Romance, Propaganda: Joan of Arc and the French Body Politic // Modern Language Quarterly. 1996. Vol. 57. № 4. P. 605-631, особенно Р. 621-627.

158 Подробнее об этом см.: Warner M. Joan of Arc. The Image of Female Heroism. P.15ff.

159 Basin Th. Histoire de Charles VII / Ed. par C.Samaran. P., 1964. T. 1 (1407-1444). P. 156-157: "Sed et Deo se suam virginitatem vovisse affirmabat. De cujus violacione, licet diu inter armatorum greges et impudicorum ac moribus perditissimorum virorum fuisset conversata, nunquam tamen aliquam infamiam pertulit. Quinymmo, cum eciam per mulieres expertas….super sua integritate examinata inspectaque fuisset, non aliud de ea experiri potuerunt nec referre, nisi quod intemerata virginalia claustra servaret".

32

легенда о другой, библейской «блуднице», которая также сняла осаду с города, но добилась своей цели самым неблаговидным, а, следовательно, незаконным путем, то оно должно было впоследствии развернуться в наиболее серьезное светское обвинение, которое можно было бы выдвинуть на тот момент против Жанны д'Арк - обвинение в ведении несправедливой войны.

Не об этом ли писал Жан д'Эстиве в пятьдесят третьей статье своего обвинения, объявляя Жанну военачальником против воли Бога? Не потому ли так настаивали на сомнительном облике французской героини ее противники, подробным образом перечисляя всех ее возможных любовников160? И не по этой ли самой причине ее сторонники, пытаясь объяснить себе и окружающим загадку столь неожиданно постигших Жанну неудач, списывали их на потерю ею

девственности161? Однако это - уже совсем другая история…..

***

Завершая рассказ о процессе Жанны д'Арк, необходимо - справедливости ради - заметить, что среди героев Столетней войны она была не единственной, против кого выдвигалось обвинение в колдовстве. От него пострадали и некоторые из самых ближайших ее соратников.

Так, «прекрасный герцог» Жан д'Алансон обвинялся в колдовстве дважды: в 1458 и 1474 гг. Во второй раз суд даже приговорил его к смертной казни. Однако, герцогу повезло - он умер через два года в заточении162 .

Трагичней сложилась судьба другого компаньона Жанны - бретонского барона и маршала Франции Жиля де Ре. Ему инкриминировались занятия колдовством и алхимией, а также многочисленные убийства детей. Признанный

160 Проституткой Жанну считали не только англичане, но и некоторые французы. Так, Жирар дю Айан (Girard du Haillan) замечал в своем сочинении "De l'estat et mercy des affaires de France", опубликованном в 1570 г. и считающемся первой национальной историей на французском языке: «Некоторые говорили, что эта Жанна была любовницей (maitresse) Жана, Бастарда Орлеанского, другие считали ее любовницей Бодрикура, а третьи - Потона [де Сантрая]». Цитируется по: Marot P. De la rehabilitation a la glorification de Jeanne d'Arc. Essai sur l’historiographie et la culte de l'heroine en France pendant cinq siecles // Memorial du Ve centenaire de la rehabilitation de Jeanne d'Arc, 1456-1956. P., 1958. P. 85-164, здесь Р. 94.

161 Так считал, к примеру, итальянский историк Бернардино Корио, писавший на рубеже XV и XVI вв.: Corio B. Storia di Milano / A.Butti, L.Ferrario ed. Milan, 1856. T. 2. P. 601: "Molti dissero ch'essa fosse invitta sino a che mantenne verginita, perduta la quale, venne a si miseranda fine". Подробнее об этом см.: Peyronnet G. Une serie de traditions sur Jeanne d'Arc a propos d'un livre ancien de la bibliotheque de l'Institut catholique de Lille // Melanges de science religieuse. 1981. V. 38. № 4. P. 195-206.

162 Подробнее об этом см.: Vale M.G.A. Charles VII. L., 1974. Р. 155-162, 204-209; Warner M. Joan of Arc: A Gender Myth. P. 105. Любопытно, что Р.Перну и М.В.Клэн, повествуя об этих двух процессах, не упоминают сути обвинения (Перну Р., Клэн М.-В. Жанна д'Арк. М., 1992. С. 298-299).

33

виновным, Жиль де Ре был казнен 29 октября 1440 г. К особенностям его процесса мы теперь и обратимся.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова