Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Игумен Стефан (Садо)

(Санкт-Петербург)

СИРИЙСКИЕ ПЕРЕВОДЫ РОССИЙСКОЙ УРМИЙСКОЙ МИССИИ


http://www.mitropolia-spb.ru/rus/conf/bolotov2000/dokladi/stefan.html

Российская духовная миссия, действовавшая среди урмийских ассирийцев-несториан, присоединившихся к Православной Церкви в 1898 году, с первых месяцев своего существования столкнулась с вопросом языка и чина богослужения новообращенной паствы.1 Разговорный язык урмийских ассирийцев - новосирийский2- довольно сильно отличался от языка сирийского классического, на котором совершалось богослужение в Ассирийской Церкви Востока (несторианской) на протяжении полутора тысячелетий ее существования.

Западные миссии среди несториан, действовавшие в Урмии задолго до прихода русской миссии, решали этот вопрос неодинаковым образом. Католические миссии доминиканцев и лазаристов, утверждая унию среди несториан Месопотамии и Персии, подобно действиям своей церкви среди других восточных христиан, в целом сохраняли строй церкви, «халдейский обряд», сирийский язык, богослужебные книги, лишь выправив в них те места, которые противоречили католической доктрине, и вводя постепенно отдельные элементы римо-католической практики благочестия. В католических типографиях Мосула, Урмии и Европы печатались богослужебные книги для халдео-католиков почти в полном соответствии с рукописными подлинниками несториан. Одновременно для частного употребления верующих печатались молитвенники и назидательная литература на новосирийском языке.

Американские пресвитериане (в Урмии с 30-х гг. XIX в.) свои издания принципиально переводили и печатали на новом сирийском языке. Под их руководством впервые был сделан и издан полный перевод Священного Писания на новосирийском языке. Американцы печатали в Урмии журнал «Лучи света», много учебной и назидательной литературы протестантской направленности. Их трудам в значительной степени новосирийский язык обязан своим упорядочением, грамматическим оформлением на основе урмийского диалекта. Правописание изданных американскими миссионерами текстов отличается от классической сирийской орфографии в сторону упрощения и тем самым порывает преемство старого и нового письменного сирийского языка.

Миссия Англиканской церкви («Миссия Архиепископа Кентерберийского», действовавшая в Урмии с 1885 г.) сознательно и целенаправленно поддерживала Ассирийскую церковь, воспитывала для нее служителей в своей семинарии в Урмии и печатала по рукописным текстам богослужебные несторианские книги.

Русские миссионеры вместе с обращенными из несторианства паствой и духовенством восприяли от англичан и сельские школы с учителями, а также впоследствии методы печатания сирийских текстов и в целом уважительное отношение к классическому языку.

Первоначально же, после прибытия летом 1898 г. в Урмию, вопрос о богослужебном языке решался в Русской Миссии практически - в форме введения в обиход более или менее точных переводов на новосирийский язык с церковно-славянского отдельных наиболее употребительных в богослужении текстов. При новых православных храмах в урмийских селениях кое-где появились рукописные тетрадки с переводом литургии свт. Иоанна Златоуста, отдельных таинств и последований.3 Но поскольку переучивание священников дело нелегкое и нескорое и этим активно миссионеры первого состава не занимались, то, как правило, богослужение и таинства совершались в селениях с ведома миссионеров по тем же старым несторианским книгам, которыми Английская миссия обеспечила в 1880-90-е годы большинство урмийских храмов.

Лишь второй состав Русской миссии, прибывший в Урмию в августе 1902 года, а именно начальник Миссии архимандрит Кирилл (Смирнов) и помощник начальника иеромонах Сергий (Лавров) поставили богослужебное дело в первую очередь и всегда уделяли ему первостепенное внимание. Было решено обучать православных ассирийских священников, подведомственных миссии, православному богослужению по чину и порядку, каким оно совершается в Русской церкви. Для этого в домовом храме миссии заведено ежедневное богослужение, которое совершали священники, приглашаемые в чередном порядке из различных урмийских приходов. Собрание православного духовенства, состоявшееся 26 сентября 1902 года в Никольской церкви Русской миссии в числе прочих рассмотрело вопрос о языке православных служб и единодушно приняло решение о необходимости перевода богослужения не на новый разговорный, а на старый сирийский язык, освященный молитвенной традицией на протяжении многих веков. Определенную роль здесь, по-видимому, сыграла и стойкая традиция ассирийцев почитания сирийского (арамейского) языка как родного языка Господа нашего Иисуса Христа, Его земной проповеди.4 Из авторитетных знатоков сирийского языка была создана переводческая комиссия, которая с начала октября 1902 года приступила к своим занятиям. От миссии это дело курировал и принимал в нем самое активное участие иеромонах Сергий (Лавров), выпускник С.-Петербургской Духовной академии 1902 г., начальник миссии в 1904-1916 гг.5

Первым был переведен на ассирийский язык сборник ежедневных молитв утренних и вечерних и отпечатан в типографии Английской миссии тиражом в 2 тысячи экземпляров.

В марте 1903 года комиссия завершила перевод на сирийский язык Чина Литургии свт. Иоанна Златоустого. Текст перевода вместе с сопроводительными замечаниями иеромонаха Сергия был направлен начальником миссии в Св. Синод для отзыва и утверждения к напечатанию. «Замечания» о. Сергия дают подробную картину принципов, которыми миссионеры руководствовались в этом деле, освещают ход работы над переводом литургии на сирийский язык с церковно-славянского и греческого, трудности и сомнения, сопутствовавшие этой работе. Определением Св. Синода от 25 апреля через В. К. Саблера, товарища обер-прокурора, перевод был передан для отзыва профессорам С.-Петербургской Духовной академии Ивану Гавриловичу Троицкому и С.-Петербургского Университета Павлу Константиновичу Коковцову. В июле того же года труд миссионеров с замечаниями и исправлениями неточностей был возвращен в Синод вместе с донесением рецензентов.

Исправления и дополнения к «Чину», о которых очень высоко отзывается о. Сергий,6 принадлежали выдающемуся русскому сириологу П. К. Коковцову. В них отразилась глубокая специальная эрудиция ученого и близкое знакомство с сирийскими богословскими и богослужебными текстами, а также особенный такт и бережность, проявленные им в столь редком для ученого-востоковеда практическом применении своих знаний в миссионерском деле. В письме В. К. Саблеру, благодаря за оказанное Синодом доверие, П. К. Коковцов пишет: «я чувствую себя истинно счастливым настоящим обстоятельством, благодаря которому мои скромные познания в древнесирийском языке могут быть в той или другой степени полезны в столь важном деле и послужить дорогим интересам православия».7

Определением Синода от 8/22 августа 1903 года перевод литургии был разрешен к напечатанию после внесения исправлений рецензентов, а миссии в дальнейшем предоставлено право печатания новых переводов без предварительного представления в Синод для цензурного рассмотрения.

Перевод Чина Божественной Литургии свт. Иоанна Златоуста был закончен печатанием в типографии Русской Урмийской миссии лишь в 1907 году (на титульном листе - 1906 г.) на 68 страницах плотной бумаги формата in-8° в два цвета - красный и черный, как обычно издавали в России церковно-славянские служебники, тиражом 400 экземпляров:

f?S?@ .A\oN?J ?\p_NJ??@ ?KsC ?g??gJ a[@.A[?Mc@ AP?@J Ap`?W

.1906j?g ?l?C .A\oN?J ?\p_NJ??@ ?OT\d?J ?sDXhC .]g?N@ .?l[KhC

Таким образом, в православных ассирийских приходах как Урмийской области, так и в пределах России (в Эриванской губернии и Тифлисе) с этого времени литургия служилась по печатному тексту, изданному Русской миссией.

Работа переводческой комиссии, начатая в конце 1902 г., не прекращалась до осени 1914 года - начала войны России с Турцией, когда образовательная и просветительская деятельность Урмийской миссии почти полностью прекратилась и заменилась попечением о беженцах и голодных.

За это время при Урмийской миссии были переведены на старый сирийский язык и отпечатаны в собственной типографии: Символ веры (1903),8 последования из Часослова (1903), служба Св. Пасхи, последование Страстей Христовых (1903), служба на Рождество Христово (1908), Четвероевангелие (1909-1910), службы на праздники Богоявления, Сретения, Пятидесятницы, Преображения, Успения Богородицы, Рождества Богородицы, Воздвижения Св. Креста, Апостолов Петра и Павла (1910-1911), Благовещения (1913), последования из Служебника (вечерня и утреня; 1911), службы воскресные Октоиха (1, 2, 3, 4 гласы), утренние и вечерние молитвы в полном и сокращенном виде (1912), молитвы ко причащению, литургийные песнопения для псаломщиков (1911), отдельные чины из Требника - венчание, крещение, елеосвящение, погребение мирян, младенцев, панихида, малое освящение воды, молебен об избавлении от нашествия варваров9 (1910-1911), чины присоединения к православию иноверных и инославных, чин погребения священников, чин священнической присяги, чин хиротоний, молебен перед началом учения (1913), а также начата изданием Постная Триодь и продолжено печатание Нового Завета (до Послания апостола Павла к Римлянам).10 Тиражи изданий колебались от 380 экземпляров для чинов из Требника и 480 для праздничных служб до 1000 экземпляров для сирийского Евангелия.

Наряду с переводами богослужебных последований на старый сирийский язык, Урмийская миссия в еще большей степени занималась переводами на современный разговорный язык различной учебной, катихизической, назидательной литературы. В 1903 году в числе первых собственных изданий было напечатано «Деяние» Св. Синода о прославлении старца Серафима Саровского на новосирийском языке. Были изданы также: Песнопения пасхальной службы (1905), Катихизис митрополита Филарета (1903; 2-е изд. 1909, 1000 экз.), Азбука новосирийского языка, составленная иеромонахом Григорием (1905, 2000 экз.; 3-е изд. 1910, 2400 экз.; 4 изд. 1913, 1480 экз.), поучение иеромонаха Пимена о помощи голодающим (1906). Для городского училища Русской духовной миссии были переведены с русского языка на новосирийский учебник географии (1910-1911, в 2 ч., 1200 экз., Священная история Соколова с тропарями двунадесятых праздников (1909, 800 экз.; 2-е изд. 1912, 300 экз.), Христианское учение о нравственности проф. А. А. Олесницкого (1909), Догматическое богословие митрополита Московского Макария (1912, 3000 экз.). На новосирийском языке были изданы проповеди начальника миссии архимандрита Сергия (1910-1913, 800 экз.), его же Русско-сирский лексикон (1909, 1000 экз., 15 тысяч слов), полемический трактат против католиков «Папа перед судом русской церкви» (1912, 600 экз.). При миссии издавался журнал с параллельным текстом на русском и новосирийском языке «Православная Урмия», восемь номеров которого вышли в 1905-1906 годах. Прекратившееся затем издание было возобновлено в виде ежемесячного издания в период наивысшего подъема миссии в 1911-1914 годах, когда выходило фактически два журнала - один полностью на русском (тиражом 300-500 экз.), другой на новосирийском языке (тиражом 600 экз.), и подписчики у издания имелись кроме Урмии - в России и Америке.

Из ассирийцев - активных сотрудников Русской миссии в деле перевода на новосирийский и старый классический язык можно назвать прежде всего священников Елисея Даниилова, Авдышо Гиваргиз (Авдий Георгиев), иеромонаха Григория Ушанова. Из русских членов миссии классическим сирийским языком и новым языком урмийских ассирийцев прекрасно овладели архимандрит Сергий (Лавров),11 рецензировавший сирийские переводы богослужебных книг перед напечатанием, и другой подвижник дела миссии - архимандрит Пимен (Белоликов).12

Урмийские миссионеры занимались и переводами с сирийского классического языка на русский отдельных памятников богатой христианской литературы средневековых сирийцев. Например, о. Пимен издал в 1913 году русский перевод жития основателя восточно-сирийского монашества Мар-Евгена, сделанный по изданию сирийских Acta Martyrum et Sanctorum,13 а в журнале «Православная Урмия» (1913-1914) поместил переводы жития и творений Мар-Раббулы, епископа Эдесского.

В дополнение к теме переводов православных служб на сирийский язык необходимо отметить важный момент. В древности несомненно существовал более или менее полный круг православного богослужения на сирийском языке. Это был язык православных сирийцев-мелькитов - паствы Антиохийских Патриархов. Лишь с XIV-XV веков он окончательно был вытеснен из богослужебного обихода Антиохийской церкви арабским и греческим языками. В быту же он кое-где дожил и до XX века (например, селение Маалюля в Сирии). Рукописи сирийских православных текстов имеются во многих книгохранилищах Европы, в том числе и в Петербурге.14

По инициативе П. К. Коковцова и И. Г. Троицкого некоторые сирийские мелькитские рукописи были найдены Б. А. Тураевым во Франции и Германии и для нужд переводческой деятельности Урмийской миссии скопированы на средства Кирилло-Сергиевского братства в Петербурге.

Возможно, если бы деятельность Русской Урмийской миссии не потерпела бы крах из-за мировой войны и революции в России, то когда-нибудь встал бы вопрос о полном круге православных богослужебных книг. В этом случае мелькитские сирийские тексты (Минеи, Октоихи, Триоди) оказали бы огромную помощь переводчикам. С другой стороны, ход событий мог принять и совершенно иной оборот. Накануне войны 1914 года Патриарх Мар-Шимун Биньямин добровольно и неожиданно пошел на тесное сближение с Православной миссией. Приводя необходимые по его мнению условия для воссоединения своей церкви с православной российской, в качестве одного из важных он называет сохранение обрядов и богослужения Ассирийской Церкви Востока. Конечно, это беспрецедентно в истории Православия - сохранение в присоединяемой инославной общине невизантийского обряда, но нельзя окончательно отвергать самой возможности обсуждения этой темы при правильной, взвешенной и ответственной постановке ее на рассмотрение.15 В то время в России могли найтись и духовные и ученые силы, способные выправить в православном духе древний и богатый обряд Церкви Востока. Господь распорядился иначе, и дело это отодвинулось скорее всего навсегда.

В заключение можно сказать, что за короткое время своего созидательного миссионерского труда, усердного сеяния в области христианского просвещения, Русская духовная миссия в Урмии подготовила почву для того, чтобы семя проросло и могло дать плоды. Если бы работа миссии не прекратилась, из молодого поколения православных урмийцев, воспитываемых русскими миссионерами в духе православия, любви к знаниям, почтения к церковному наследию, могли выйти делатели и в области русской сириологии. О такой миссии России в отношении народов христианского Востока писали и чаяли этого выдающиеся русские сириологи В. В. Болотов и П. К. Коковцов.


Архивные материалы

1. Отчеты Урмийской православной миссии:

за 1902-1903 гг. - РГИА, ф. 796 (Канцелярия Св. Синода), оп. 185, 1904, д. 2922, л. 3-27;

за 1904 г. (печатный) - Урмия, 1905. - 32 с.;

за 1905 г. (печатный) - Урмия, 1906. - 30 с.;

за 1906 г. - РГИА, ф. 796, оп. 187, 1906, д. 6983, л. 380-390;

за 1907 г. - РГИА, ф. 796, оп. 189, 1908, д. 8246, 21 л.;

за 1909, 1910, 1911 гг. - РГИА, ф. 796, оп. 191, 1910, д. 213, 1 ст., 6 отд.;

за 1912 - РГИА, ф. 796, оп. 197, 1913, д. 182, 1 ст., 6 отд.;

за 1913 - РГИА, ф. 796, оп. 199, 1914, д. 219, 1 ст., 6 отд., 28 л.;

2. Другие дела:

Дело о переводе литургии св. Иоанна Златоуста на сирийский язык, сделанном членом Урмийской миссии иеромонахом Сергием - РГИА, ф. 796, оп. 184, 1903, д. 5262, 28 л.;

Дело по ходатайству начальника Урмийской миссии о разрешении издания журнала «Православная Урмия» - РГИА, ф. 796, оп. 186, 1905, д. 5782, 34 л.

Дело по донесению начальника Урмийской духовной миссии с приложением первого № журнала «Православная Урмия» - РГИА, ф. 796, оп. 195, 1912, д. 999, 17 л.;

Дело по рапорту врем. упр. Урмийской духовной миссии архимандрита Пимена с приложением двух книг «Догматическое богословие» митрополита Макария на новосирийском языке и «Житие блаженного Мар-Евгена» на русском языке - РГИА, ф. 796, оп. 199, 1914, д. 250, 1 ст., 6 отд., 5 л.

Литература

Архив Академии наук СССР. Обозрение архивных материалов. - Т. IV. - М.- Л., 1959. - С. 266-271 (архив П. К. Коковцова).

Жузе П. К. Происхождение православных жителей Сирии и Палестины // Сообщения Имп. Православного Палестинского общества. - Т. XVII. - 1906. - Вып. 2. - С. 161-182.

И. Т. [Рец. на:] Догматическое богословие православных христиан. Пер. с русского архим. Пимена и диак. Авдишо Георгиса. - Урмия, 1913. - 556 + 12 с. // Церковный вестник. - СПб., 1914. - № 36 (4 сентября). - Стб. 1081-1082.

Орбели Р. Р. Академик П. К. Коковцов и его рукописное наследство // Очерки по истории русского востоковедения. - Сб. 2. - М., 1956. - С. 341-359.

Первое общее собрание членов Урмийского Кирилло-Сергиевского православного братства // Церковные ведомости, Прибавления. - СПб., 1905. - № 9. - С. 384-391.

Православная Урмия. - 1905-1906. - № 1-8; 1911 (декабрь) - 1914 (ноябрь). - № 1-24.

Райт В. Краткий очерк истории сирийской литературы. Пер. с англ. К. А. Тураевой. Под ред. и с дополн. П. К. Коковцова. - СПб., 1902. - XIII, 292 с.

Сергий (Лавров), архим. Литургия на древне-сирском языке. (Издание Урмийской духовной миссии) // Церковные ведомости, Прибавления. - СПб., 1907. - № 51-52. - С. 2362-2364.

Стефан (Садо), иеромонах. Российская православная миссия в Урмии (1898-1918) // Христианское чтение. - 1996. - № 13. - С. 73-112.

Стефан (Садо), иеромонах. Профессор С.-Петербургской Духовной академии В. В. Болотов и вопрос о чиноприеме воссоединения несториан с Русской Православной Церковью в конце XIX в. // Христианское чтение. - 1997. - № 14. - С. 97-123.

Coakley J. F. The Archbishop of Canterbury’s Assyrian Mission Press: A Bibliography // Journal Semitic Studies. - Vol. 30. - 1985. - No. 1. - P. 35-73.

Macuch R. Geschichte der sp?t- und neusyrischen Literatur. - Berlin-New York, 1976. - XXV, 511 S.

Приложение 16

Донесение профессоров И. Г. Троицкого и П. Н. Коковцова

Св. Синоду

Святейшему Правительствующему Синоду

Донесение

Рассмотрев по поручению Св. Синода представленный урмийской православной миссией перевод литургии Св. Иоанна Златоуста, комиссия имеет честь благопочтительнейше доложить Св. Синоду относительно сего перевода следующее.

Представленный урмийской православной миссией перевод литургии Св. Иоанна Златоуста составляет переложение славянского текста этой литургии, как он печатается в служебниках, издаваемых по благословению Св. Синода, на древнесирийский язык с привнесением некоторых незначительных особенностей против этого текста, касающихся образа поведения священнодействующих в те или иные моменты совершения литургии и принятых в практике русской церкви, и с поставлением в чине проскомидии, при перечне имен святителей, имен некоторых святых, не называемых в славянских служебниках, хотя почитаемых в православной церкви, а именно: св. Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Иакова низибийского, Мефодия патарского, Мелетия антиохийского, Афанасия и Кирилла александрийских. При переводе трудных и важных по своему содержанию мест, переводчики прибегали к сравнению славянского текста с греческим. Вследствие того, что основным текстом для перевода оставался текст славянский, но не греческий, в переводе иногда встречаются некоторые отступления от греческого подлинного текста, понятные только из сравнения перевода с текстом славянским. Так, например, в чине проскомидии, в момент благословения кадила славянское слово «кадиvло», которому в греческом служебнике в данном месте молитвы соответствует слово «qumivama» = курение, фимиам переведено словом «фирма» = кадильница, что собственно представляет перевод греческого qumiathvrion. Но эта зависимость перевода от славянского текста служебника не простирается на те места чина литургии, которые составляет выдержки из книг св. писания ветхого завета. Таковые места переведены применительно к тому, как они читаются в сирском переводе ветхого завета Пешитта, который, как известно, во многих случаях представляет значительные отступления от принятого в греко-восточной церкви текста LXX.

Комиссия считает своим долгом заявить, что представленный урмийской православной миссией перевод сделан с большим старанием и свидетельствует о весьма большом усердии переводчиков, которые, как можно видеть, делали довольно многочисленные справки для отыскивания необходимых терминов и выражений. Рассматриваемый с богословской точки зрения этот перевод может быть назван вообще удовлетворительным: церковно-литургический смысл молитв и песнопений литургии Св. И. Златоуста в нем передан правильно и понятно. И если желательны некоторые исправления в нем с этой точки зрения, то разве в тех местах литургии, которые представляют буквальные выдержки из книг св. писания в<етхого> завета, сделанные применительно к переводу Пешитта. Таковые места, по мнению комиссии, должны быть исправлены применительно к тексту LXX. Комиссия, рассматривавшая перевод, со своей стороны и сделала таковые исправления этих мест в самой рукописи перевода, отметив на полях синим карандашом желательные изменения, причем для большинства случаев пользовалась текстом сироэкзапларного перевода Павла Тельского по изданию Ceriani.

Рассматриваемый же с чисто лингвистической точки зрения настоящий перевод нуждается во многих изменениях и исправлениях.

А. Некоторые, впрочем немногие, одни и те же выражения в разных местах переведены неодинаково. Для согласия и единообразия эти выражения должны быть переведены везде одинаково. Так, например, слово «литургия» переводится в начале, на стр. 1й рукописи, словом «куvдош раvза алагаvйа» (освящение божественной тайны), а на стр. 24 словами «тешмеvшта алагайта» (божественное служение); слово «оглашенные» на стр. 45-46 переводится словами «айлян де?-лашкиvлин ле?гоvн ма>муди?та» (=те, которые не приняли для себя крещения), а на стр. 46й словом «катекуме?нэ» и нек. др.; слово «Святой Дух» обыкновенно переводится словом «Руха де-кудша», а на стр. 77ой «Руха кадиша» и нек. др.

Б. Некоторые выражения переведены не с буквальной точностью, например: «Господи помилуй» - словами «Ма?ран этра?хам», буквально следовало бы «Марья этрахам»; «благочестивый» - словами «та?ба ва-мея?кра» (=букв<ально> «добрый и почтенный), следовало бы «да?хел лала?га»; «лик» - словом «каройэ» (=букв<ально> «кричащие»), следовало бы - «амма» (собственно, «народ»); «в себе» (моляся в себе) - словом «ниха?ит» (спокойно), следовало бы - «бенафшег» (=«в душе своей») или «бе?т лег-ле?на?фшег» (=«про себя, в душе своей» - для молящегося в ед. ч., а для многих молящихся - «бенафшгун»); «честный» (в выражении «честна?я кровь») - словом «закка?йа» (собственно «невинный»), следовало бы - «йакки?ра» и нек. др.

В. Некоторые выражения передаются словами мало или совсем неупотребительными в древнесирийских текстах, между тем как для таковых имеются документально засвидетельствованные памятниками сирийской литературы и точно передающие смысл древнесирийские термины. К числу таковых выражений в рассматриваемом переводе относятся следующие: «археписко?па» (=архиепископ), следовало бы «реш-аписко?пэ»; «пиласа» (дискос), следовало бы заменить словом «пинка» или в крайнем случае «фиала»; «мехасья?на» (=покров), следовало бы «тахпи?та»; «медамья?на» (=преподобный), следовало бы «хасья» - и некоторые другие, полный список которых, составленный проф. П. К. Коковцовым и принятый проф. И. Г. Троицким, прилагается к сему донесению Комиссии.

Г. В переводе встречаются погрешности против сирийского синтаксиса и фразеологии. Большинство таких замеченных случаев указаны в означенном списке проф. П. К. Коковцова.

Д. Наконец, что касается передачи сигла на просфоре, из которой приготовляется агнец для евхаристии, по-сирийски, то Комиссия не находит возможным согласиться с таким изменением формы этого сигла и предлагает оставить те же самые знаки просфорного сигла, какие приняты в греко-российской церкви. По исправлении представленного урмийской православной миссией перевода литургии св. И. Златоуста во всех указанных местах и отношениях, он может быть признан удобным для совершения по нему чина божественной литургии св. И. Златоуста при общественном богослужении.

Экстраординарный профессор Духовной академии Иван Троицкий

И. д. экстраординарного профессора Импер. С.-Петербургского университета

Павел Коковцов

1903 года Июля 4го дня.

 

Письмо Б. А. Тураева И. Г. Троицкому

Милостивый Государь Иван Гаврилович!

Благодарю Вас за извещение, из которого я вижу, что в Братстве желают получить дополнение к праздничной минее - службы с сентября до февраля. Я думаю, что на этот раз возможно устроить дело с меньшими затратами и более хозяйственным способом. В Парижской Biblioth?que Nationale есть сирийская православная рукопись № 143 (Ancien fonds 61), заключающая праздничные службы на весь год, причем летняя половина, уже полученная Братством, здесь гораздо менее полна (13 последований вместо 29), зато зимняя весьма обстоятельна (для сентября 7 служб, для октября - 2, для ноября - 8, для декабря - 6, для января - 3, итого 26). Из Парижа рукописи высылаются в официальные учреждения дипломатическим путем и могут быть истребованы в Духовную академию или Синод, где кто-либо из членов Братства мог бы взять на себя святое дело потрудиться сделать с рукописи 253 фотографических снимка. Впрочем, не 253, а гораздо менее, т. к. все паремии в этой рукописи даются по-арабски, и их придется выпускать. Вот почему также выгоднее снимать рукопись здесь, а не заказывать в Париже, где придется платить и за арабские части. При таком способе приобретение всей книги обойдется Братству (или его члену, если он пожелает принять расходы на себя) в каких-нибудь 40-50 рублей, тогда как при заказе пришлось бы заплатить более 200. Времени до сентября еще много, и я думаю, что начавши дело о получении рукописи немедленно Братство успеет к сентябрю уже препроводить в Урмию готовые снимки. По получении рукописи я могу с готовностью отделить арабские части, подлежащие выпущению, а теперь нахожу благовременным возвратить Вам по почте оставшиеся у меня 100 рублей.

С почтением <подпись Б. Тураева>

21 II <19>05

При выписке рукописи следует требовать: Manuscrit syriaque, № 143 (Catalogue de Zotenberg, p. 107), (Ancien fonds 61) - Antologe ou Recueil des principaux offices de l’ann?e.

Сноски:

Подробнее об истории Урмийской миссии см.: иеромонах Стефан (Садо). Российская православная миссия в Урмии (1898-1918) // Христианское чтение. - 1996. - № 13. - С. 73-112.

2. Новосирийский, иначе - сиро-халдейский, айсорский или современный ассирийский язык (см.: К. Г. Церетели. Хрестоматия современного ассирийского языка со словарем / 2-е изд. - Тбилиси, 1980).

3. Следует упомянуть, что на разговорный новосирийский язык переводы богослужебных чинов делались еще в середине XIX в. для нужд православных ассирийских приходов Эриванской губернии, подчинявшихся Экзарху в Тифлисе. Особенно потрудился в этом деле архимандрит Софония (Сокольский) в 1860-е гг. Он же делал и переводы с сирийского на русский. См.: священник Ф. Титов. К вопросу о присоединении сиро-халдейских несториан к Русской Православной Церкви. - Киев, 1900 (оттиск из ТКДА).

4. Правда, впоследствии русские миссионеры еще возвращались к обсуждению вопроса о языке православного богослужения, стремясь достигнуть понятности для народа смысла служб и вводя в своей домовой церкви отдельные части их на новосирийском языке (см.: Отчет о состоянии Урмийской Православной миссии за 1905 год. - Урмия, 1906. - С. 5). Однако в 1906 году новое собрание православного урмийского духовенства подтвердило желание ассирийцев иметь богослужение на старом сирийском языке. 13 апреля 1906 года в Никольской церкви г. Урмия состоялся епархиальный собор православного духовенства, на котором присутствовали все три православных епископа (Мар-Иона Супурганский, Мар-Илия Тергяварский и Мар-Аврахам Марсаргизский), священники, диаконы и представители селений, а также русские миссионеры. Собор постановил совершать богослужения православного чина на древнесирийском языке, а чтение Священного Писания (Ветхого и Нового Завета) за богослужением допустить на новом языке. Постановления собора отпечатаны в миссийской типографии (тираж 250 экз.).

5. На добровольный выбор иеромонахом Сергием, вторым в списке выпускников своего курса, места служения в Урмийской миссии возможно в какой-то степени повлияли лекции о сиро-халдейской церкви проф. В. В. Болотова. Во всяком случае молодой второкурсник Алексей Лавров сказал прочувствованное слово на погребении проф. Болотова (см.: Венок на могилу в Бозе почившего ординарного профессора С.-Петербургской Духовной академии, доктора церковной истории В. В. Болотова (1 января 1854 † 5 апреля 1900 гг.). - СПб., 1900. - С. 58-60).

6. Архимандрит Сергий. Литургия на древне-сирском языке: (Издание Урмийской духовной миссии) // Церковные ведомости ... Прибавления. - СПб., 1907. - № 51-52. - С. 2362-2363.

7. РГИА, ф. 796, оп. 184 (1903), д. 5262, л. 21-21 об. См. также: И. Ю. Крачковский. П. К. Коковцов в истории русского востоковедения (1861-1942) // И. Ю. Крачковский. Избранные сочинения. - Т. 5. - М.-Л., 1958. - С. 423: «Тонкое знание П. К. Коковцовым сирийского языка вызвало привлечение его к своеобразной работе, несколько напоминающей Никоновскую реформу по исправлению церковных книг. Когда урмийские ассирийцы вошли в связь с Россией в конце прошлого и начале нынешнего века, возникла необходимость произвести установление текста принятых у них в употреблении книг. Эта трудная и тонкая работа своеобразной текстуальной критики требовала большого такта и была в значительной мере выполнена П. К. Только немногие знали, сколько труда он вложил в это дело и с какой научной акрибией относился и к этой работе». Замечательно, что еще в 1902 году под редакцией Коковцова была переведена с английского и издана с важными дополнениями книга английского сириолога В. Райта (W. Wright) «Краткий очерк истории сирийской литературы». До сего дня этот обзор истории сирийской литературы остается единственной монографией на русском языке. В архиве Коковцова (ПФА РАН, ф. 779) имеются материалы, отражающие его участие в переводе на сирийский язык чина литургии и чина крещения (см.: Р. Р. Орбели. Академик П. К. Коковцов и его рукописное наследство // Очерки по истории русского востоковедения. - Сб. 2. - М., 1956. - С. 357).

8. Сирийский Никейский Символ веры у несториан несколько отличается от принятого в греко-восточной церкви.

9. Этот чин для урмийских христиан был актуален, поскольку их селения нередко подвергались набегам грабителей курдов, а храмы осквернялись.

10. Лишь с немногими из изданий Урмийской миссии нам удалось ознакомиться de-visu (Чин литургии, Служба на Рождество и некоторые другие), остальные нам известны главным образом из годовых отчетов миссии, упоминаний в делах миссии, рецензий.

11. С 1914 г. - епископ

12. Епископ с августа 1916 г., погибший мученически от большевиков осенью 1918 года в городе Верный.

 Житие блаженного Мар-Евгена, начальника иноков в стране Низибийской на горе Изла. - Сергиев Посад, 1913.

13. Житие блаженного Мар-Евгена, начальника иноков в стране Низибийской на горе Изла. - Сергиев Посад, 1913.

14. См.: Н. В. Пигулевская. Каталог сирийских рукописей Ленинграда. - М.-Л., 1960 (№ 54 - Литургия Иоанна Златоуста, № 55 - Акафист Богоматери, № 65 - мелькитский Требник).

15. Первоначально, как уже указывалось, Русская миссия допускала употребление старых сирийских богослужебных книг, а в разговоре с несторианским священником в Тергяваре в 1913 году начальник миссии допускал для желающих присоединиться сохранение старого богослужебного чина (Православная Урмия. - 1913. - № 18. - С. 13).

16. Помещенные здесь документы, о которых шла речь выше, публикуются по рукописным оригиналам, находящимся в Российском государственном историческом архиве:

 1) Донесение профессоров И. Г. Троицкого и П. Н. Коковцова Св. Синоду - РГИА, ф. 796 (Канцелярия Св. Синода), оп. 184, 1903, д. 5662, л. 24-26 об.

 2) Письмо Б. А. Тураева И. Г. Троицкому - РГИА, ф. 797 (Канцелярия обер-прокурора Св. Синода), оп. 75, 1905, д. 50, 1 отд, 1 ст., л. 1-2 об.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова