Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АЛЕКСАНДРИЯ

См. переводная литература Руси.

Истрин В. М. Александрия русских хронографов: Исследование и текст. М., 1893. 739 с.

Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1 (XI – первая половина XIV в.) / АН СССР. ИРЛИ; Отв. ред. Д. С. Лихачев. – Л.: Наука, 1987. – 493 с.

http://lib.pushkinskijdom.ru

Александрия Сербская (в русских списках: «Книга, глаголемая Александрия», «Сказание и житие известно великого царя Александра» и др.) — одна из поздних версий греческого романа об Александре Македонском Псевдо-Каллисфена. Возникшая, по всей вероятности, на греческом языке, как и все главные версии этого романа, А. С. не позднее XIV в. была переведена южными славянами. В России появилась в XV в.

А. С. была в Древней Руси одним из источников сведений о македонском царе Александре, хотя она не является историческим сочинением. В ней, как и в других версиях Псевдо-Каллисфена, Александр, родившийся от египетского царя Нектанава (а не македонского царя Филиппа, как сообщают древние историки), покоряет всю Вселенную и стремится достичь пределов Земли, доходит до земного рая, но вынужден вернуться из своего путешествия обратно. На этом обратном пути Александр умирает. Потребность в историзме удовлетворяется главным образом тем, что речь идет не о вымышленном герое, а о действительном знаменитом историческом лице, однако внимание обращено не столько на исторический портрет Александра, сколько на его славу, на его избранность, на его необычность. Поэтому история Александра в значительной степени трансформирована здесь в историю о событиях, в которых элементы чудесного и необычайного соединены с назидательными рассуждениями. В отличие от исходного эллинистического романа Псевдо-Каллисфена, А. С. имеет ярко выраженные особенности средневекового произведения, в котором отражен характерный для той эпохи круг интересов и бытующих представлений, связанных, в частности, с эсхатологией. А. Н. Веселовский назвал А. С. «христианской переделкой» псевдокаллисфеновского романа, в которой Александру стал покровительствовать пророк Иеремия, «чудовищные народы и звери обращались в фантасмагорию мытарств, страна блаженных приготовляла видение рая».

Первоначально были известны только славянские тексты памятника. Этим объясняется и его название. Позднее нашлись греческие списки той же самой версии романа, которые обычно называют «среднегреческими Александриями»; их сравнительно немного — 8 списков.

Веселовский в своем исследовании, посвященном происхождению памятника, под А. С. имел в виду и греческие, и славянские тексты. Точка зрения, согласно которой оригинал А. С. был греческими лишь затем она была переведена на славянский, является, вообще говоря, общепринятой. В славянском тексте имеется много грецизмов, которые ясно свидетельствуют о том, что это перевод. Но соотношение текстов славянских и греческих таково, что нельзя сказать, что славянские являются непосредственным переводом с какого-либо из греческих списков. Некоторые авторы предполагали, что греческие тексты являются переводом со славянского. Первым из них был А. И. Соболевский, который считал, что грецизмы в славянском тексте могли быть поздними вставками, сделанными балканскими славянами, владевшими греческим языком и говорившими по-славянски с грецизмами. По его мнению, славянский текст есть перевод с латинского или какого-то из романских языков, а греческий — перевод со славянского. Слабость этого предположения состоит в том, что до сих пор не обнаружены латинские или романские тексты, близкие к А. С. В наше время сторонники мнения о том, что греческий текст произошел из славянского, считают, что оригинал славянского текста был все-таки греческим (Капальдо называет его рецензией), который до нас не дошел, а сохранившиеся греческие списки являются переводом со славянского. В своем предположении они опираются на несколько мест в греческих текстах, которые рассматриваются как ошибочное прочтение славянского текста переводчиком. Окончательно вопрос о соотношениях между греческими и славянскими текстами памятника не решен, но следует заметить, что сторонники вторичности греческих текстов ограничиваются обращением лишь к нескольким местам, без исследования текстов — и славянских и греческих — целиком; к тому же трактовка ими этих мест не является бесспорной.

Древнейший русский список А. С. находится в сборнике Ефросина 1088 (ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 11) и датируется концом XV в. Он является единственным русским списком А. С., дошедшим от XV—XVI вв.

А. С. появилась в России вместе с другими южнославянскими оригинальными и переводными, преимущественно с греческого. сочинениями (Стефанит и Ихнилат, «Троянская история» Гвидо де Колумны и др.). Дошедшие до нас русские списки всех этих памятников датируются второй половиной (концом) XV в. Первоначальный русский текст А. С. восходит к сербским спискам. Он не был ни новой редакцией, ни переделкой романа, если под редакцией понимать намеренное последовательно проведенное изменение текста. У него был ряд особенностей, но большей частью это пропуски в тексте, которые так или иначе свойственны всем русским спискам памятника. Многое было непонятно русским писцам, что видно из ошибок и изменений, имеющихся в рукописях. Вся дальнейшая история памятника в России исходит от этого первоначального текста, вторичного влияния со стороны каких-либо других южнославянских списков А. С. впоследствии не было.

В конце того же XV в. возник особый вид текста, получивший название Ефросиновского. Если общерусский протограф был близок к южнославянским текстам, то в сборнике Ефросина находится уже несколько измененный текст. Создавший его писец, насколько мог, постарался сделать его осмысленным, понятным, без явных лакун и темных мест; в некоторых случаях он явно ошибочно осмыслил то, что ему, вероятно, было непонятно. Все изменения Ефросиновского вида можно определить в общей форме как «исправление» или «улучшение» текста и одновременное приспособление, освоение чужого литературного памятника. Сам список Ефросина не может считаться оригиналом, от которого произошли все остальные списки этого вида, так как в нем есть пропуски, которых в них нет. Поэтому и Ефросин не мог быть создателем Ефросиновского вида А. С.

Поскольку значительная часть списков XVII—XVIII вв. восходит не к тексту Ефросиновского вида, а к лежавшему в его основе оригиналу (общерусскому протографу), то, следовательно, в XV в. в России существовало несколько списков А. С. (восходящих к общему оригиналу). От XVI в. не дошло ни одного русского списка. Самым благоприятным временем для А. С., как и для других сочинений такого рода, стал XVII в., когда появилось множество редакций, сводов и очень вольных переделок А. С.

Списков XVII в. много, тексты их очень разнообразны, сильно отличаются друг от друга, что свидетельствует о живом отношении к А. С. в этом веке, когда не только переписывались известные прежде тексты, но и создавались новые переработки А. С. Именно из рукописей XVII в. видна вся история изменений этого памятника в России.

Почти половина списков содержит текст Ефросиновского вида; текстов, близких к первоначальному варианту, гораздо меньше. Появилось множество сводных списков, когда один текст А. С. дополняется другим, несколько отличающимся от первого, с удвоениями и повторами. В нескольких рукописях уже сводный текст дополнен рассказами из других сочинений, в частности из сказаний Троянского цикла.

В том же XVII в. появились тексты, соединяющие А. С. с разными редакциями Александрии Хронографической, которая и до и после этого существовала как самостоятельное произведение. И, наконец, на основе этих сводных и дополненных текстов А. С., с новым привлечением Хронографической Александрии, возникло необыкновенно обширное сочинение, создатель которого стремился, как кажется, сделать один общий рассказ на основе всех известных ему историй о македонском царе Александре. Почти все, что по-разному рассказывается в Хронографической Александрии и в А. С., здесь соединяется, так что, например, после хронографического рассказа о том, как Нектанав прельстил Олимпиаду, в тексте написано «и паки о том же зачатии» и следует текст из А. С.

Кроме того, в XVII в. появились две существенные переработки А. С. В целом сюжет в них сохранился, но каждый отдельный эпизод перерабатывался в совсем новом, ином, чем прежде, стиле. С одной стороны, в них есть большая «реалистичность» в изображении событий, а с другой — усиление сказочности, в частности, в новых эпизодах — с говорящими деревьями на пути Александра к раю, о рождении Антихриста и пр. В этих изменениях и дополнениях видно совсем иное, нехарактерное для XV в., осмысление жизни Александра и его деяний. Во многих эпизодах царь Александр превращается почти что в русского удалого молодца.

Списков А. С. от XVIII в. дошло несколько меньше, чем списков XVII в. Но важно отметить, что в этом веке А. С. уже только переписывалась — нет ни одного варианта текста, который бы не был представлен в рукописях XVII в. Три списка относятся к началу XIX в., ими заканчивается история А. С. в России.

Значительные изменения произошли с А. С. в южной и западной России. Их изучением до сих пор не занимались специально. Даже из беглого ознакомления с белорусскими и украинскими списками видно, что тексты их весьма отличаются от русских и южнославянских. Помимо собственного развития текста А. С., причиной этому были различные влияния, в частности Historiadeprœliis (латинского перевода одной из ранних рецензий Псевдо-Каллисфена, к которой ближе Хронографическая Александрия, чем А. С.), пришедшей в Россию из Польши.

Изд .: Zivot Aleksandra Velikoga / Izd. V. Jagic. Zagreb, 1871; Приповетка о Александру Великом у староj српскоj књижевности: Критички текст и расправа од Ст. Новаковиhа. Београд, 1878; Александрия / Изд. ОЛДП. СПб., 1880, вып. 1; СПб., 1887, вып. 2; Wesselоfskу A. Die Wunderepisode der mittelgriechischen Alexandreis // AfslPh. Berlin, 1882, Bd 11, S. 327—343; Истрин В. М. История сербской Александрии в русской литературе. Одесса, 1909, вып. 1; Александрия: Роман об Александре Македонском по русской рукописи XV в. / Изд. подг. М. Н. Ботвинник, Я. С. Лурье и О. В. Творогов. М.; Л., 1965; Mitsakis K. Der byzantinische Alexanderroman nach dem Codex Vind. theol. gr. 244. München, 1967 (Miscellanea Byzantina Monacensia, № 7); Berk Сhr. A. van den. Der «serbische» Alexanderroman. München, 1970.

Лит.: Востоков. Описание, с. 216; Пыпин А. Н. Русские редакции средневековых сказаний об Александре // Отеч. зап., 1855, т. 102, № 11, с. 1—44; Jagic V. Historija knizevnosti naroda hrvatskoga i srpskoga. Zagreb, 1867, s. 94—97; 2) Ein Beitrag zur serbischen Annalistik mit literaturgeschichtlicher Einleitung // AfslPh. Berlin, 1877, Bd 2, S. 1—110; Вeсeловcкий А. Н. Из истории романа и повести. СПб., 1886, вып. 1; Истрин В. М. 1) Иверский список среднегреческой Александрии // ВВ. СПб., 1899, т. 6, вып. 1—2, с. 96; 2) К истории заимствованных слов и переводных повестей // Летопись Ист.-филол. о-ва при Новорос. унив. Одесса, 1905, вып. 13, с. 175—186; Соболевский А. И. 1) Из истории заимствованных слов и переводных повестей. Киев, 1904 (отд. отт. из Унив. изв., № 11; 2) К истории заимствованных слов и переводных повестей // ИОРЯС, 1905, т. 10, кн. 2 с. 140—145; Яцимирский А. И. Мелкие тексты и заметки по старинной южнославянской и русской литературе // ИОРЯС, 1917, т. 22, кн. 1, с. 27—84; Орлов А. С. Переводные повести феодальной Руси и Московского государства XII—XVII вв. Л., 1934, с. 22—25; Адрианова-Перетц, Покровская. Древнерусская повесть, с. 26—50; Назаревский. Библиография, с. 34—43; Hadroviсs L. A délszlàv Nagy Sándor-Regény  és Középkori irodalmunk // A Magyar Tudományos Académia Nyelv —es’irodalomtudomanyi osztályának Közleményei, 1960, t. 16, p 235—295; Украïнськi письменники, с. 820—821; Pfister F. Alexander der Grosse in byzantinischen Literatur und in neugriechischen Volksbüchern // Probleme der neugriechischen Literatur. Berlin, 1960, Bd 3, S 112—130; G1eixner H. J. Das Alexanderbild der Byzantiner. München, 1961; Berk Chr. A vanden. Wo entstand die sogenannte serbische Redaktion des Alexanderromans? // Opera Slavica. Slawistische Studien zum V. internationalen Slawistenkongress in Sofia, 1963. Göttingen, 1963, Bd 4 S. 343—358; Trumpf J. Zur Überlieferung d. mittelgriechischen Prosa-Alexander und d. Φυλλ?δα το? Μεγαλ?ζαντρου // Byzantinische Zeitschrift, 1967, Bd 60, S. 3—40; Лурье Я. С. «Мировые сюжеты» средневековой беллетристики в русской и южнославянской литературах // ТОДРЛ. Л., 1968, т. 23, с. 16—26; Маринковиh Р. Српска Александрида: Историjа основног текста. Београд, 1969; Истоки русской беллетристики. Л., 1970, с. 320—359; Capaldо М. Recensioni // Ricerche slavistiche, 1973—1974, vol. 20—21, p. 359—369; Ванеева Е. И. 1) К изучению истории текста Сербской Александрии: (На матер. ленингр. списков XV-XVII вв.) // ТОДРЛ. Л., 1976, т. 30, с. 114—123; 2) О едином происхождении русских списков Сербской Александрии // Там же. Л., 1979, т. 34, с. 152—161; 3) Киевский список Александрии XVI в. // Там же, Л., 1979, т. 33, с. 288—292; 4) Селевк и Филон в Сербской Александрии // Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980, с. 92—95; 5) Русские списки Сербской Александрии XV—XIX вв.: (Из ленинградских и московских собраний) // Русская и армянская средневековые литературы. Л., 1982, с. 57—69.

Е. И. Ванеева

Александрия Хронографическая — переведенный с греческого не позднее середины XIII в. роман об Александре Македонском. А. встречается лишь в составе хронографических сводов, почему и именуется «хронографической» в отличие от Александрии Сербской, известной в отдельных списках.

Прототип греческих «Александрий» византийского времени сложился на основе биографических повествований об Александре (известны названия таких не дошедших до нас произведений: «Деяния Александра», «Жизнь Александра Македонского», «История Александра Великого»). Впоследствии эта биографическая основа была дополнена легендами и преданиями о полководце и новыми сюжетными мотивами, различными фантастическими подробностями. Как полагают, к III в. н. э. роман принял относительно законченную форму (см.: Кузнецова Т. И. Историческая тема в греческом романе: «Роман об Александре». — В кн.: Античный роман. М., 1969). Автором А. в средневековье ошибочно считали Каллисфена, историка, сопровождавшего Александра в походе на Восток, поэтому А. иногда именуют «А. Псевдо-Каллисфена».

На славянской почве А. сохранила черты романа приключений эпохи эллинизма. Подлинная история македонского царя в романе совершенно заслонена легендарными и фантастическими коллизиями и деталями. Так, Александр объявляется здесь сыном египетского царя-чародея Нектонава, его рождение сопровождается небесными знамениями; вопреки истории он совершает походы в Италию и в Африку, к Карфагену; под видом собственного посла является один во дворец к воюющему с ним персидскому царю Дарию; в другом случае, выдав себя за своего сподвижника Антигона, посещает царицу Кандакию. Рассказывается, как Александр убивает в поединке индийского царя Пора; утверждается, что его женой стала дочь Дария Роксана (в действительности — дочь бактрийского сатрапа). Большое место в А. занимает описание неведомых земель, которые будто бы посетил Александр во время своих походов, и обитающих там диковинных людей и фантастических животных. Во введенной в текст старшей редакции А. статье Палладия о рахманах повествуется о посещении царем чудесной земли, «блаженные» обитатели которой не знают ни домашнего скота, ни железа, ни строений, ни огня, ни одежды (ср. Хождение Зосимы к рахманам).

А. известна в древнерусской литературе в нескольких редакциях. Первая редакция входила в состав хронографического свода XIII в. и сохранилась в восходящих к нему хронографах Архивском и Виленском (где именуется «Книгы Александр»), а также в списках первой редакции Летописца Еллинского и Римского. Несколько измененный текст А. читается в составе Хронографа Троицкого а также в сборнике ГИМ, Синод, собр., № 154 (см.: Истрин. Александрия, с. 243—249). В списках второй редакции Летописца Еллинского и Римского читается вторая редакция А. (ее заглавие в рукописи: «Житие и жизнь и деяния и вся бранна Александра, царя макидонского»). В ней рассказ о посещении Александром рахманов введен в основной текст и добавлено несколько сюжетно значимых эпизодов: рассказы о взятии Эфеса, о женитьбе царя Вуза на матери Александра Олимпиаде, описание Вавилона, рассказы о полете Александра в поднебесье и о погружении его в морскую пучину; многочисленные добавления сделаны и в описании неведомых земель, которые посетил Александр. Источниками добавлений послужили Хроника Георгия Амартола, «Откровение» Мефодия Патарского, книги пророка Даниила, «Сказание Епифания Кипрского о двенадцати камнях на ризе первосвященника», Сказание об Индийском царстве, Физиолог, Апокриф о МакариХронографе Русскоми Римском и другие памятники. В текст второй редакции А. существенно сокращен и лишь в небольшой степени дополнен по новым источникам — по Сербской Александрии и по «Паралипомену Зонары» (см.: Хроника Иоанна Зонары). По классификации В. М. Истрина, текст А. в составе Хронографа Западнорусской редакции именуется третьей редакцией, а в составе редакции 1512 г. — четвертой. Пятой редакцией исследователь именовал новую переработку памятника (дополненную, в частности, по Хронике Мартина Бельского и по переводному трактату «Тайная Тайных»), читающуюся в Хронографе редакции 1617 г. А. вошла также в состав второго тома Летописного свода Лицевого XVI в., где текст ее иллюстрирован многочисленными миниатюрами. Сюжет о полете Александра на небо отразился в барельефах Дмитровского и Успенского соборов во Владимире. Однако неясно, послужил ли источником изображений текст романа, или же это подражание иноземным (западным?) образцам (см.: Вагнер Г. В. Скульптура древней Руси. XII в.: Владимир, Боголюбово. М., 1969, с. 110—112, 260).

А. следует отличать от «Александрии», встречающейся в белорусских списках и являющейся переводом польской версии романа (Historya о zywocie у známienitych spráwách Alexandra Wielkiego, krolá mácedonskiego...), в свою очередь восходящей к латинской версии (белорусские списки изданы в кн.: Александрыя. Мiнск, 1962).

Изд.: Истрин В. М. Александрия русских хронографов: Исследование и текст. М., 1893; Александрия. — В кн.: Изборник: (Сборник произведений литературы древней Руси). М., 1969, с. 236—279.

Лит.: Шахматов А. А. Древнеболгарская энциклопедия X в. — ВВ, 1900, т. 7, вып. 1—2, с. 18—31; Истрин В. М. 1) Один только перевод Псевдокаллисфена, а древнеболгарская энциклопедия X в. — мнимая. — ВВ, 1903, т. 10, вып. 1—2, отд. 1, с. 1—30; 2) Хроника Георгия Амартола в древнем славянорусском переводе. Пгр., 1922, т. 2, с. 399—404; Орлов А. С. 1) К вопросу об Ипатьевской летописи. — ИОРЯС, 1926, т. 31, кн. 1, с. 106, 115—117; 2) Переводные повести феодальной Руси и Московского государства XII—XVII вв. Л., 1934, с. 9—25; Творогов О. В. 1) Беллетристические элементы в переводном историческом повествовании XI—XIII вв. — В кн.: Истоки русской беллетристики. Л., 1970, с. 130—141; 2) Древнерусские хронографы. Л., 1975, с. 85—88.

О. В. Творогов

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Купить домен дешево

Акция: купить домен. Выбирай и покупай. Заходите. Дешево! Цены

7names.ru

Ремонт холодильников

Ремонт стиральных машин. Ремонт холодильников

holodilnikspb.ru