Яков Кротов (http://yakov.works)

Размышления и истории. - Библиотека.

13 сентября 2018 года, четверг, 18 часов 37 минут UTF (за 12 - 11- 10 - 9 - 7 - 6 - 5 - 4 - 3 - 2 сентября)

КТО ТАКИЕ "СВОИ ПО ВЕРЕ"?

Послание галатам - это ядовитый памфлет, а не теология. Павел буквально троллит своих противников (или даже, кажется, одного противника) - сторонников обрезания и прочих ритуалов для желающих молиться с христианами. Досталось и апостолу Петру лично как лицемеру - при том, что Павел использует ровно тот же образ Иисуса как Сына Авраама, что и Пётр, общая у них вера. Хотя Пётр не лицемер, а просто заробел (не в первый раз, ему явно Бог доверил грабли Царства Небесного, а ключ уж так, в дополнение, прикладывать к синякам). Павел бранит противников еретиками (буквально) и требует от галатов гнать нечестивцев железной метлой до барханов, пусть там подохнут от жажды (не буквально, но смысл и энергетика именно те).

В конце текста ещё одно странное требование: помогайте всем, но более всего "тем, кто в доме веры". Буквально "домашним веры", "экос тес пистеос". Из чего некоторые протестанты делают вывод, что сперва надо помогать членам своей общины, а потом уже человечеству. (Впрочем, гениальное определение Церкви как кооператива, созданного для блага тех, кто в нём не состоит, тоже дано протестантом).

Проблема в том, что выражение "домашние веры" непонятное, странное и редкое. Оно только у Павла, и оно явно созвучно его же обороту "домашние Бога" в послании ефесянам (2, 19) и к Тимофею "заботиться о своих и особенно о домашних" (1 Тим. 5,8).

"Домашние" - это самые-самые близкие. Те, кто спит в одной комнате с тобой. Не рабы и слуги. Что же, "домашние веры", "домашние Божии" - это члены общины? Но разве община - это Бог?

Между тем, ответ связан с важным и хорошо известным фактом: апостолы разрешили Павлу освобождать язычников от обрезания и прочих ритуалов. Одновременно Павел взял на себя обязательство собирать пожертвования на их общину в Иерусалиме. Ту самую, которая решила жить по-коммунистически - чтобы всё было общее. Послания Павла то и дело упоминают этот сбор милостыни для Иерусалима.

Вообще-то это называется сегодня франшизой. Так и быть - используй нашу марку, Христа, но уж изволь платить отчисления.

Хорошо это или плохо? Это живо по сей день, иначе бы вообще никакой Церкви не существовало. Централизация имеет смысл как некая страховая касса. Центр аккумулирует средства и информацию, чтобы в кризисные для периферии моменты служить резервным аккумулятором.

"Домашние веры", "домашние Бога" - лица, приближённые к Творцу - это и есть, видимо, община в Иерусалиме. Тут ещё у Павла противопоставление Иерусалима земного, Иерусалима Храма, камней, духовенства, рогов, возвещающих о праздничных датах - Иерусалиму небесному, который выше материального. Он никогда не призывает платить подать на Храм (которую Иисус платил), а вот жертвовать общине в Иерусалиме - призывает.

Так что, если уж пытаться буквально исполнять этот призыв Павла - хотя буквализм и есть тот страшный враг, против которого Павел изрыгает анафемы и которого требует изгнать как арабов в пустыню - то протестанты должны прежде всего посылать деньги патриарху Иерусалимскому. Или Папе Римскому. Впрочем, надо отдать должное протестантам: именно их поддержка в наши дни - основа благополучия не просто христианских общин в Святой Земле, но и самого Израиля. Упёртые до буквализма протестанты "Библейского пояса" веруют, что последняя битва добра со злом будет именно в географическом Израиле. Поэтому они голосуют за тех президентов, которые готовы всячески поддерживать Израиль.

Что ж, поддерживать государство Израиль - не грех, ведь "государство" это живые люди. Только всё-таки надо помнить, что для Павла главное разница между землёй и небом. Зарывать деньги в Святую Землю - да пожалуйста, ваши ж деньги. А всё-таки "домашние Бога" - не совсем те, кто имеет ядерный чемоданчик, который стыдливо прикрывают талесами, да и не те, кто устраивает из окровавленной земли Джизус-ленд, при этом спокойно относясь к тому, что многие живущие на этой земли, как и во времена пророков, лишены справедливости и возможности быть вполне своими на своей земле.

На фото (не мое) Башня Гиниджи в Лукке, XV век. Мне кажется, недурной символ небесного Иерусалима.

ЗНАТНЫЙ ФИЛАНТРОП ЧЕ ГЕВАРА или НЕ ВСЕ ПЕСНИ И ПЛЯСКИ ОТ БОГА

Один из представителей «христианского активизма» США Шейн Клэйборн (Shane Claiborne), родился в 1975 году. Его книга «Революция, которую не остановить: радикализм как норма жизни» вышла на русском языке в 2010 году (издательство «Эксмо», переводчик Михаил Завалов).

Издательство дало книге более умеренное название: «Путь». Намного более умеренное. Переводчик, впрочем, смягчил и первоначальное название, ставшее подзаголовком: «Как жить по-христиански сегодня, реально изменяя жизнь». Английское название звучит так: «The Irresistible Revolution: Living as an Ordinary Radical» (перевод-калька звучал бы «Непреодолимая революция: жить как обычный радикал»). Слово «революция» исчезло вообще, слово «радикально» превратилось в «реально».

Издатели умудрились опустить указание на авторские права и год выхода книги на языке оригинала. Книга вышла в 2006.

У Клэйборна есть один недруг, один враг и один неприятель. Недруги - это республиканцы, неприятели - хиппи, враги же - «либералы». Что имеется в виду под «либералом», понять довольно трудно. Не демократы (в современных США демократы это всего лишь левое крыло республиканцев). Не атеисты-секуляристы. Республиканцы нехороши, потому что они истеблишмент, по-русски - номенклатура, Бог превратился в республиканца усилиями протестантов «Библейского пояса» (Клэйборн - один из таковых, но он бунтарь, «радикал»). Либералы носители некоего «плоского» христианства.

Предположить, что имеется в виду под «либерализмом», нетрудно. Республиканцы чрезмерно политизируют религию, но политика у них правильная, а либералы - «толерасты». Гендер, биоэтика, мультикультурность, - всё это от лукавого. Настолько, что Клэйборн с этим даже не борется.

В отличие же от хиппи, Клэйборн верует серьёзно, а не имитирует веру в духе Веббера. Другое дело - что это за вера. В ней трудно различить мистический элемент - Клэйборн отчётливо не Томас Мертон, и от протестного движения 1960-х он тоже далёк. Он против войны, точнее - он против войны в Ираке и Афганистане, начатой как ответ на 11 сентября. Не более того. Он не протестует против существования атомного оружия. Он против мстительности. Уже неплохо!

В 2016 году Клэйборн даже выпустил книгу против смертной казни, что для протестанта из Библейского пояса очень радикально. Тем не менее, он никоим образом не проповедник сопротивления злу добром. Вообще военная тема для него маргинальна, на первом месте для него - филантропия. Не социальный вопрос, а именно филантропия. Его главные кумиры - Дороти Дэй и мать Тереза, у последней он даже жил в Калькутте. Проблема в том, что, если это и Дороти Дэй или мать Тереза, то предельно упрощённые. Проблема нищеты сведена к одному: надо жить в трущобах, собирать деньги у богатых и раздавать эти деньги бедным. Что он и делает.

На момент написания книги Клэйборн был холост и, кажется, считал себя принявшим обет безбрачия, поэтому участвовал в движении «Новое монашество» - сугубо протестантский эксперимент. Но в 2011 году он женился. В принципе, это человек «проекта», наподобие Навального - человек, который любое действие или решение (не жениться) сразу оформляет как некий публичный проект, который следует рекламировать, вписывать в будущую автобиографию, «продвигать» или, говоря по-старинке, «объективировать». Не просто помолился утром, а сразу текст в соцсети: «Создал движение «К Богу на заре». Пожил два месяца на иждивении матери Терезы - рапортует в вики: «Работал вместе с матерью Терезой».

Книга - памятник антиинтеллектуализму. Автор решительно предпочитает не читать книги, а беседовать с авторами книг, в идеале, за ланчем. Кажется, и «республиканцы» ему ближе «либералов», потому что республиканцы не читают книг, а либералы не только читают, но и пишут. Какие книги, когда вокруг нищета?! Либералы борются с нищетой, но не живут с нищими! Консерваторы тоже не живут с нищими, но консерваторы и не претендуют на борьбу с нищетой, они считают достаточным ограничиться филантропией.

Именно филантропия с погружением и есть проект Клэйборна «Простой Путь»: пятеро не нищих живут в нищем квартале Филадельфии (это называется «перемещение в заброшенные империей места»), раздают еду беднякам. Правда, в Филадельфии приняли закон, запрещающий раздачу еды на улицах (чтобы не было пищевых отравлений), но «Простой Путь» нашёл простой выход: над едой читается молитва и она считается Евхаристией, соответственно, поедание становится религиозным действием. На фотографии Клэйборн с небольшой бородкой и в чём-то типа мешковины.

Только вот при чтении книги первая ассоциация - не с «Путём», который издавал Бердяев, и не с матерью Марией, которая кормила голодающих, а с «Сияющим Путём» - «Сендеро луминозо» - перуанских борцов за народное счастье, с автоматами.

Что общего у филантропии с пулями? Антиинтеллектуализм. Эта тревожная нота была уже и у хиппи, и у харизматов. Опознаётся по призывам петь и танцевать:

«Меня очень воодушевляет тот факт, что многие из нас движутся в направлении кроткой революции. Нам нужны пророки, которые смеются и танцуют».

Иеремия не смеялся и не танцевал, однако...

Петь и танцевать - недурно, почему бы и нет, если нет пяточной шпоры и если есть слух. Но всё-таки мы живём в мире, где куда важнее сесть и почитать. «Ты всё пела, это дело, так поди же почитай».

Царь Давид плясал перед ковчегом под действием Духа Святого - давайте и мы плясать! И пляшут монахини, пляшут священники, пляшут молодые и старики, поскольку начальство одобрило плясание и пение. Пляшут натужно, ненатурально, вымученно. Никакого Духа в этом плясовании нет, Дух упорхнул и резвится в библиотеке или в лаборатории, где надо не плясать, а осторожно держать пробирку.

Почитать «многабукафф», а не краткие записи френдленты с осуждением того, как сильные мира сего не заботятся о бедняках. Чтобы не вышло конфуза, как у Клэйборна, который на странице 272 вдруг выдаёт:

«Мы учимся тому, как совершить кроткую революцию, которая так нужна нашему миру - и консерваторам, и либералам. Аргентинский врач, ставший популярным имиджем революции, Че Гевара, покидая Кубу, чтобы отправиться в Африку, сказал, «Быть может, это кому-то покажется смешным, но я считаю, что подлинным революционером движет великое чувство любви».

Смешным это не кажется. Назвать Гевару «аргентинским врачом» - как назвать Ленина «казанским юристом». Впрочем, Гевара, скорее, Дзержинский или даже хуже, потому что Гевара лично расстреливал «врагов революции». У него попросту руки по локоть в крови - как и у его врагов, что спорить. Но не как у либералов.

Врачом Гевара работал считанные месяцы, а вообще, будучи буржуа не мелким, он проводил годы юности, колеся по Латинской Америке на байке (вспоминается байкер Хирург, друг Путина). Изучал жизнь бедняков и сострадал оным. Мечтал отправиться врачом в Африке, по стопам Швейцера, только вышло наоборот.

Фидель Кастро сперва послал в Африку несколько тонн оружия, а потом - Че Гевару. С трибуны ООН байкер-врач страстно обличал империализм за вмешательство в африканские дела, а потом полетел в Пекин просить у Мао Цзедуна оружия для африканских дел. Но вершиной его танцев и арий стал полёт в Москву к товарищу Брежневу 1 апреля 1965 года. Фотографии той исторической встречи не нашёл, зато есть чудная фотографии, где товарищ Гевара подобрастно глядит в лицо товарищу Хрущёву, который потрясает бутылкой водки.

Полгода Гевара воевал - стрелял, убивал африканцев - в Конго, потерпел сокрушительное поражение, о котором оставил мемуар. Отдохнул, естественно, в Праге, у аргентинских врачей так принято, видимо, и с новыми силами поехал убивать людей в Боливию, где и погиб. Такие дела.

На фотографии, где Гевару ведут на расстрел, он похож на Христа. Только вот Христос подобрастрастно в лицо Ироду не глядел и ни в кого из автомата не пулял.

Не надо было, конечно, Гевару убивать - выслать назад в Прагу, он бы и сейчас, в 2018 году, был жив, девяностолетний такой живчик-старичок, бегал бы трусцой по чудным пражским паркам...

Антиинтеллектуализм ведёт к бездумью. «Я отправляюсь в Ирак, чтобы помешать войне», - гордо объявляет Клэйборн. Чтобы помешать войне, надо сперва почитать и понять, что вторжение в Ирак и Афганистам вообще никак не было связано с 11 сентября. Чомского почитать.

Чтобы помешать войне, надо не в Ирак ехать, а в Вашингтон и демонстрировать перед Белым домом. А подобные поездки в Ирак… Представим себе, что американцы вторгнутся в Россию, свергнут кровавую гебню (которая сразу же станет им верно служить - точнее, прислуживать). Как нормальный москвич будет в такой ситуации относиться к американцу, приехавшему в разбомбленную Москву посочувствовать ему? Ругаться не будет, будет улыбаться, гумпом примет, но постарается забыть об этом идиоте как о страшном сне.

Ничего «радикального», конечно, в проекте Клэйборна нет. Не Дороти Дэй, да и не мать Тереза. Очень умеренный мелкобуржуазный протест, считающий себя вершиной мироздания и полнотой Церкви (в уставе «нового монашества» значится «подчинение Церкви», но «Церковь» - это вот эти пятеро недоучившихся студентов и есть). Несколько раз Клэйборн с восторгом упоминает, что ездит с проповедями на машине, которую заправляют растительным маслом - о какой передовой! Мысль, что вообще-то апостолы ни на каком масле не ездили, а пешком ходили от нищеты, ему в голову не приходит, он же средний класс, без автомобиля жизни не мыслит.

Думается, одна из причин, по которой чуткий Лев Толстой недолюбливал филантропию (хотя сам филантропствовал немало), это то, что у филантропии нет защиты не только от дурака, но и от богача, и от людоеда, и просто от маньяка. В путинской России филантропия расцвела пышным цветом - и материал для неё поставляется в изобилии. Благоразумный богач покормит Лазаря - не сам, конечно, чтобы блох не набраться, а профинансирует соответствующие фонды. И в этих фондах будут танцевать и петь вокруг лазарей, и читать Евангелие, и перевязывать раны тем, кого отбомбят филантропы в основное своё время…

ПОЧЕМУ ПРОСТЕЙШЕЕ СЛОВО ЛУЧШЕ ИДЕАЛЬНОГО ОБРАЗА

"Аргентинский доктор Гевара" никогда не был врачом. Он получил диплом, но никогда не практиковал. Гевара был аллергик, его воодушевил врач, который эту аллергию лечил, вот он и пошёл на медицинский (похоже, что это воодушевление чужим примером сработало и в случае с Кастро). Во время учёбы он помогал своему научному руководителю - тому самому врачу - ставить опыты, был лаборантом, и в качестве такового оказался в соавторах одной статьи об инъекциях апельсиного экстракта морским свинкам. В начале 1955 года Гевара первый и последний раз устроился на работу - в мексиканской клинике, лаборантом же в лабораторию аллергологии, платили ему минимальную зарплату, на еду, и было бесплатное жильё. Но уже через несколько месяцев Гевара познакомился с Кастро и бросил работу. Надо заметить, что время своих привольных путешествий по Америке Гевара познакомился и с настоящим энтузиастом медицины, специалистом по лепре Уго Пеше, которого биограф Гевары справедливо называет "перуанским Швейцером". Так что Гевара мог выбрать - быть вторым у Пеше или быть вторым у Кастро. "Быть вторым" - это темперамент, который ничуть не детерминирует жизненный путь.

Своё прозвище Эрни Гевара ("Эрни" в память о бабушке-ирландке) получил как раз, работая лаборантом, в Мексике "че" совершенно как русское "чаво", междометие. Гевара был довольно застенчивым молодым человеком, не "душа компании".

В интернете доступна превосходная монография о Геваре как палаче и организаторе массовых убийств, написанная Умберто Фонтонова. На русский не переведена, конечно. В том же 1955 году чекистский генерал Николай Леонов встречался с Геварой в Мехико, подарил ему "Повесть о настоящем человеке" и "Как закалялась сталь". Передал эстафету.

В Чехии Гевара отдыхал в 1965 на вилле, которая принадлежала КГБ. Чехи её разыскали спустя полвека, сейчас она в частной собственности и в запустении.

Знаменитое изображение Гевары прославилось во время студенческих бунтов во Франции 1968 года. Фотограф Альберто Корда изменил подлинный кадр: скадрировал, а главное - повернул на 2 градуса по часовой стрелке. Это придало выражению лица более героический, нежели скорбный характер.

Плакат ещё дальше от оригинала. Образ сильно эротизирован (прежде всего, красным цветом) и, более того, европеизирован: берет сдвинут набок, а главное - подняты глаза, лицо удлинено, скулы почти незаметны. Это уже не почти квадратное лицо метиса, это вполне удлинённое среднеевропейское лицо. Автор плаката Джим Фицпатрик потом признавал, что чересчур творчески обошёлся с фотографией. Он ещё и свой инициал врезал в изображение - перевернутое F, как у Фантомаса, на правом для зрителя плече Гевары. Фильм о Фантомасе с точно такой F был тогда очень популярен. Сама литера - в стиле 1920-х годов, когда родилась серия романов о Фантомасе.

Вот почему песни и пляски замечательно, изобразительное искусство великолепно, но ничто не заменит самого простого слова. Сила символа в многозначности, но эта сила оборачивается и слабостью. Хуже того: это ложная многозначность. Из многих смыслов обычно решительно доминирует один. Гениальность "Чёрного квадрата" в том, что в нём ни один смысл не доминирует. Слово же, при всей его видимой однозначности, в диалоге обретает точность и бесконечность, причём бесконечность верифицируемую.

Церковь и война

Сторонники быстрейшего признания Киевского патриархата говорят о том, что странно, когда священник МП окормляет солдат, воюющих с Москвой. Что патр. Кирилл за войну, а иерархи УПЦ МП заняли позицию трусливо-коварного умолчания.

Это верно, хотя исключения есть, насколько я знаю. Только проблема не в том, качественно ли и от сердца ли патриот священник, а в том, что священник - да и христианин вообще - не может быть патриотом. Именно тут - грань между просто христианством и жизнью в Боге. И мне всё равно - православные или протестанты. Вот Сергей Косяк (Sergey Kosyak) - когда он в Донецке возглавлял молитвенное стояние, это была жизнь в Боге. А когда он теперь вдохновляет украинских солдат - это просто христианство. Льюис тоже вдохновлял британских солдат воевать.

Не должно быть капелланов. Ну вот вообще - не должно. Я понимаю, что я говорю поперёк всех епископов и всех традиций, но уж позволю себе сказать. А может ли христианин быть просто солдатом? Нет. Враги напали, отечество в опасности, детей убьют. Всё равно - нет. Потому что есть единство войны, единство смерти - не моей, а смерти врага, каждый на это надеется - и это единство несовместимо с единством Воскресения. Бог, надеюсь, и воевавших простит, но их есть за что прощать. А тех, кто не воюет, не надо прощать за невоевание - невоевание это не грех.

Я понимаю, что с такими взглядами мне нигде не должно быть места - ни в России, ни в Украине, ни среди неверующих, ни среди верующих, но что делать, вот как-то так... Я об этом стараюсь часто не говорить, и в эфире уж не стал говорить, а тут скажу.

Не забывайте, что я священник именно автокефальной Украинской Церкви. Так что если кому-то в Украине важно быть автокефальным - бьенвеню! присоединяйтесь! Трапеза уготована! Правда, телец не слишком упитанный и нет печати от Стамбула, но вам ехать или шашечки?

 

 

 

Я буду очень благодарен и за молитвенную, и за материальную поддержку: можно перевести деньги на счёт в Paypal - на номер сотового телефона.

Почти ежедневно с 1997 года

Фейсбук: https://www.facebook.com/james.krotov. - Почта.

Поиск по сайту через Яндекс:

    

 

Чтобы ежедневно получать обновления этой страницы

введите свой эл. адрес и нажмите кнопку с надписью "Подписка":

Материалы рассылки не подлежат тиражированию, цитированию и использованию без разрешения автора.

Просмотр архивов на groups.google.ru

RSS: http://krotov.info/rss.php

http://twitter.com/#!/Krotobot или по-твиттерному @Krotobot

Мобильная версия

Место библиотеке любезно предоставлено JesusChrist.ru